Человек слова и дела

Новости Курган

Легендарному курганскому железнодорожнику Евгению Прокопенко исполнилось 85 лет

В огромном архиве ветерана сохранилось немало удивительных снимков из его жизненной биографии. Все они словно звездочки на огромном вечернем небосклоне. Вот он студент института железнодорожного вуза. А вот выступает на Московском фестивале молодежи и студентов. А еще — раритет из раритетов: в должности начальника станции Курган встречает прибывшего в наш город величайшего композитора 20‑го века Дмитрия Шостаковича. «Как доехали, Дмитрий Дмитриевич?» — спрашивает Прокопенко. «Хорошо…» — скромно отвечает композитор.

новости курганЕвгений Прокопенко мог стать отличным певцом. Обладателя красивого голоса звали на сцену. А он избрал железную дорогу и более 30 лет руководил одной из самых известных на Южно-Уральской железной дороге станцией Курган.

Евгений вырос в музыкальной семье. Отец был певчим в церковном хоре, учился в консерватории, пел, играл на скрипке. Талантливый был человек — все это отмечали. В том числе и знаменитый поэт-песенник Лебедев-Кумач. При встрече сибирский исполнитель настолько ему понравился, что тот от всего сердца подарил ему вещь, которую сам хранил как зеницу ока, старинную скрипку фирмы Юлия Циммермана — старого немца, организовавшего в 19‑м веке свое музыкальное дело в Санкт-Петербурге. Это может показаться легендой. Но вот она, скрипка, в моих руках. От старого инструмента веет теплом. Звук ее силен и необычайно красив. Сразу думается: неужели и наши современные скрипки столь хороши, как эта? Божий музыкальный дар отец передал своему сыну Евгению. Как и отец, он обладал изумительным голосом и неплохо играл на той скрипке. Чем не будущий артист, способный покорить мир! Но суровые отцовские слова отрезвляли: хлеб артиста черств, а повороты судьбы так круты и обрывисты: потеряешь голос — потеряешь все! Но людям — пой! Таков был наказ отца. Его он пронес с собой через всю жизнь.

Действительно, в те годы стране больше были нужны технари, чем музыканты. Поэтому карьера Прокопенко на железной дороге начала складываться с Новосибирского института военных инженеров транспорта. Здесь он получал солидные знания, но вместе с тем не бросал свое увлечение: пел в хоре, серьезно занимался вокалом у преподавателей филармонии.

В июле 1957 года, когда 23-летний Женя Прокопенко окончил учебу в железнодорожном вузе, дорога привела его в Москву на Международный фестиваль молодежи и студентов. Впервые он увидел столицу. Она вся пылала от красок: фестивальные знамена, радостные лица людей, какая-то особая торжественность во всем. Его уже ждали. В многочисленных коридорах огромного столичного здания царила суета. Отовсюду слышалась музыка. Женю пригласили на прослушивание, и он исполнил несколько романсов — его похвалили. И сказали: «Нам нужен русский характер. Спойте песню «Родина». К своей радости, эту песню Евгений хорошо знал. И запел:

Вижу русское приволье,
Вижу реки и моря.
Это русское приволье,
Это родина моя…

Прокопенко вспоминает те радостные дни:

— Мне сшили русский костюм: рубаху-косоворотку, широкие брюки. Красавец! Вот так меня одели, посадили в автобус и повезли на площадь Пушкина. Я это хорошо запомнил: в гордом одиночестве кудрявый Пушкин и вокруг — масса людей. Я спел песню за весь Советский Союз! Легко брал высокие ноты, чтобы вся площадь слышала.

А ведь в это время Евгений Прокопенко должен быть на Южно-Уральской железной дороге, куда его направил институт. Приехал в кадры, попросился направить в Златоуст. Здесь работал его товарищ Володя Самойленко. А ему говорят: только в Курган! Прокопенко настаивал: никакого Кургана не знаю. Направьте в Златоуст!

— Потом меня выслушал заместитель начальника дороги по локомотивам Константин Петрович Кондаков. Он посмотрел на меня, как кот на мышь, и сказал такое: «Ты почему на работу опоздал?» Я ему говорю: «Защищал честь Союза Советских Социалистических республик!» — «Как защищал?» — «Пел на фестивале молодежи и студентов!» И выдал ему куплет той самой песни. Он послушал и сказал: «Хорошо, нам подойдет!» А потом добавил: «Вот куда я скажу, туда и поедешь. Кругом! Шагом марш!»

Так Евгений Прокопенко поехал в Курган. Молодого специалиста, самолюбивого, как все, отмеченного божьей искрой, привыкшего к аплодисментам, поставили для начала проверяльщиком маршрутов. Учился на синяках и шишках. Где не успел — получил по затылку. Зато школа какая! В это время на станции разворачивалась огромная работа — реконструкция. Евгений Прокопенко на ходу постигал все законы работы движенца и поднимался по служебной лестнице. Поэтому в его табели о рангах были такие записи: дежурный по парку, дежурный по станции, маневровый диспетчер, старший инженер, заместитель начальника станции. Приобретал опыт, постигал все премудрости работы движенца — одной из важных на железной дороге. И вот он уже назначен начальником станции. Показывать на сцене свои вокальные данные уже не приходилось. Утро, день, а то и ночь — заботы о станции. Но одну привилегию все-таки оставил — в День 8 Марта петь для женского коллектива. Одна из работниц в случайном разговоре обмолвилась: «Хуже нет наказания, когда в обиде на нас за неисполнительность или неурядицы начальник скажет нам: «Не буду вам петь на 8 Марта!..» И мы быстро все исправим, уладим. И потом с радостью увидим улыбку на лице Евгения Степановича».

Прокопенко посчастливилось работать вместе с легендарным руководителем Курганского отделения Вениамином Слосманом. Тот всегда поддерживал его инициативу, желание сделать лучше. Поэтому в памяти Прокопенко, как и в памяти многих железнодорожников, Слосман остался как настоящий герой.

Как и Слосман, Евгений Прокопенко стал легендой Южно-Уральской железной дороги. 32 года он руководил станцией Курган. Для ее развития, а значит, и для всего Курганского отделения, он сделал многое. При нем велось техническое перевооружение, путевое развитие, что позволило разгрузить станцию и увеличить ее пропускную способность. За 32 года руководства станцией он воспитал немало учеников, их имена ныне известны многим.

Бывший его ученик, проходивший практику на станции, а ныне начальник Северо-Кавказской железной дороги Владимир Пястолов, так сказал о своем учителе: «Этот человек неподвластен времени. Помнит все в мельчайших подробностях. Не любит равнодушие и пренебрежительность. Кому-то не нравится. Но найдите другого такого человека, как Евгений Степанович! Не найдете!..» Это по его инициативе на сети железных дорог Советского Союза родился институт общественных инспекторов по безопасности движения.

Более шестидесяти лет Евгений Степанович живет в Кургане. Что ни говори, сегодня это его родной город. Приехал сюда молодым человеком с дипломом инженера железнодорожного транспорта. Десятки лет отдал станции Курган. И сегодня, несмотря на возраст, по-прежнему крепок духом.

Вот и сейчас, в свои 85 лет, он всматривается в жизнь, остро замечает, высказывает и, конечно же, обижается, если его замечания остаются без внимания. Вспоминает о том, что его сегодня тревожит:

«За то время, что я успел постареть, город стал совершенно другим, во многом симпатичным. Но я старый скептик и неугомонный ворчун, замечаю то, чего не должно быть в современном городе. Взять транспорт. Мне часто приходится ездить в небольших «пазиках». Они и без того тесные, в них еще и неуютно. Окна в автобусах зачастую завешаны какими-то кухонными шторками, из-за которых порой трудно увидеть город. На окна приклеены различные рекламы. Хочешь бросить взор за окно — не получится! А еще музыка, которую громко «транслирует» водитель. Для меня, пожилого человека, просто мучение ехать в таком «бум-бум» автобусе. К радости замечаю, что появились новые автобусы — низкопольные. Это хорошо. Для маломобильных людей такой транспорт — одно удовольствие!»

А ведь Евгений Степанович принимал участие в том, чтобы его город хорошел. Иной раз ему приходилось пробивать через своих коллег — начальников станций нашей страны — стройматериалы. Они шли в Курган по железной дороге. Железнодорожники застраивали Станционную и Красина своими пятиэтажками. С помощью Прокопенко совместно с пятым энергоучастком были построены три 123-квартирных пятиэтажных дома. Благодаря этому очередь на жилье по отделению снизилась. Квартиры в этих домах в первую очередь получили те, кто жил в ужасных условиях, в так называемом «копай-городе».

Улицы города были разбиты до основания. Не хватало асфальта. Латали дороги, чем могли.

Однажды к нему, начальнику станции Курган, обратился партийный руководитель Дмитрий Николаевич Жукоцкий и попросил лично съездить в Омск, чтобы изыскать возможность доставить по «железке» битум для производства асфальта.

— Этот человек знал меня как организатора «партии начальников станций», — сказал Прокопенко. — Такой союз единомышленников одобрил сам министр путей сообщения Николай Конарев. Меня командировал начальник отделения Слосман. Приехал в Омск, железнодорожники, знавшие меня, помогли направить по железной дороге в Курган шесть цистерн битума. На какое-то время проблема с производством асфальта для нужд города была решена.

Говорю об этом не для того, чтобы блеснуть, мол, смотрите, какой я герой! Я всегда был рад тому, что чем-то мог помочь своему родному городу и, конечно, в первую очередь родным моему сердцу железнодорожникам.

Евгений Степанович Прокопенко — заслуженный работник транспорта Российской Федерации, Почетный железнодорожник, Почетный ветеран ЮУЖД. За заслуги перед государством награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *