Сходящие с небес

новости курган

В преддверии 75-летия санитарной авиации Зауралья мы встретились с директором Курганского областного центра медицины катастроф Александром Шумаевым

«Сходящие с небес» — название новой книги Игоря Семёнова, которого по праву можно считать историографом зауральской авиации. Она — о создании, этапах становления, возрождении «воздушной скорой помощи» в Зауралье.

Выход книги приурочен к большой дате — 75-летию санитарной авиации Зауралья, которое отмечается 21 марта.

В преддверии праздника гостем нашей редакции стал директор Курганского областного центра медицины катастроф Александр Шумаев.

Возрождение

— Александр Юрьевич, наверное, готовясь к юбилею, вы постарались побольше узнать о создании санитарной авиации в нашей области и знаете ответ на вопрос, почему это понадобилось в военном 1944 году.

— В то время состояние дорожной сети на периферии страны, в том числе и в нашем регионе, мягко говоря, оставляло желать лучшего; обеспечение автотранспортом также было не на должном уровне. И по всей стране, начиная уже с 30‑х годов, активно шло развитие санитарной авиации.

В соседних Свердловской, Омской, Тюменской областях работали станции санитарной авиации — для оказания медицинской помощи жителям отдалённых или труднодоступных населённых пунктов. При формировании в 1943 году Курганской области этот момент был учтён. И 21 марта 1944 года Советом Народных Комиссаров РСФСР было принято решение о создании на территории Курганской области станции санитарной авиации. В 1945 году был осуществлён первый вылет.

Тогда станция санитарной авиации Курганской области представляла собой один кабинет в здании облисполкома и напрямую подчинялась исполкому областного Совета народных депутатов Курганской области. Работал один фельдшер — Надежда Емельяновна Великанова. Авиация была представлена самолётами С-2. Первым бортхирургом был Яков Давидович Витебский, первым борттравматологом — Гавриил Абрамович Илизаров.

Самолёты С-2, а потом Як-12 и АН-2 в течение почти 50 лет «доставляли» необходимую медицинскую помощь в самые отдалённые уголки Зауралья…

Но наступили тяжёлые 90‑е годы. Санитарная авиация тогда была в ведении Курганской областной больницы. Наверное, многие помнят, как «финансировалось» в то время здравоохранение… На осуществление полётов не было денег.

Непростые времена переживал и Курганский авиаотряд, частью которого была санитарная авиация… В общем, весной 1992 года был осуществлён «крайний» вылет самолёта АН-2, а осенью Курганский отряд санитарной авиации был расформирован.

За 25 лет без санитарной авиации Курганская область потеряла более 30 % жителей. Одной из причин того, что люди умирали или покидали Зауралье, было и то, что они не могли вовремя получить квалифицированную медицинскую помощь.

Это стало основным моментом для включения Зауралья в национальный приоритетный проект «Обеспечение своевременности оказания экстренной медицинской помощи гражданам, проживающим в труднодоступных районах Российской Федерации». 1 августа 2017 года, когда состоялся первый вылет санитарного вертолёта, мы считаем днём возрождения санитарной авиации Зауралья.

— Впервые о такой возможности, насколько я знаю, речь зашла на торжестве по случаю 70-летия санитарной авиации Курганской области в 2014 году. Александр Юрьевич, как это: санитарной авиации в Курганской области не было, а праздник был?

— Его организаторами стали Курганский авиационный музей — отдел Курганского областного краеведческого музея в лице Игоря Михайловича Семенова и Курганский областной центр медицины катастроф, который, надо напомнить, был создан на базе санитарной авиации. Благодаря активности неравнодушных людей, которые там работали, торжество и состоялось. С какой радостью в нём участвовали медицинские работники и пилоты-ветераны санитарной авиации! Прямо на мероприятии была установлена видеоконференцсвязь с Екатеринбургским Центром медицины катастроф и Всероссийским Центром медицины катастроф «Защита». Тогда и прозвучало сообщение руководства Всероссийского Центра медицины катастроф «Защита» о решении в ближайшие год-два возродить санитарную авиацию в Курганской области, которое было встречено бурными аплодисментами.

Многое для этого сделано тогдашним руководством департамента здравоохранения — директором Александром Михайловичем Карповым, его заместителем Александром Николаевичем Опейкиным, который, к сожалению, в прошлом году ушёл из жизни.

Дважды помог, кто быстро помог

— Возрождённая санитарная авиация действует уже более полутора лет. Каковы главные достижения?

— Есть такая поговорка: «Дважды помог, кто быстро помог», которую считают своим девизом работающие в сфере экстренной медицинской помощи. За это время вертолетами «Ансат» эвакуирован 451 пациент. Из них 97 детей, в том числе 36 малышей в возрасте до года. Практически четверть пациентов эвакуировалась с использованием систем жизнеобеспечения. Если бы не было санитарной авиации, они считались бы нетранспортабельными и исход мог бы быть печальным.

Чаще всего это пациенты с острым нарушением мозгового кровообращения, острым инфарктом миокарда, а также с травмами и отравлениями, когда фактор времени имеет огромное значение. И именно авиация даёт возможность выиграть драгоценное время для спасения человека.

Вспоминаю такой случай из своей практики как раз в то время, когда не было санитарной авиации. Из Петухово в Центр медицины катастроф поступил вызов: юноша очень сильно пострадал в ДТП, у него тяжелейшая черепно‑мозговая травма, анестезиолога в районной больнице не было. На автомобиле Центра медицины катастроф мы «долетели» до Петухово за полтора часа. Но… 40 минут стояли на железнодорожном переезде. Успели буквально на последних вздохах оказать парню помощь, стабилизировать состояние и вывезти его в Курган. Теперь мы могли бы прилететь — в прямом смысле этого слова — сразу к больнице, и, конечно, вдвое быстрее.

— Есть какие-то вылеты, которые особенно запомнились?

Новости Курган

— Конечно, прежде всего тот, с которого началась работа возрождённой санитарной авиации: молодой человек 22 лет с острым нарушением мозгового кровообращения был оперативно доставлен из Мокроусовской ЦРБ в Курганскую областную клиническую больницу, где получил квалифицированную медицинскую помощь.

Наверное, не забудется полёт в Шумиху, когда пилотам пришлось совершить посадку… на футбольное поле стадиона. Врачи скорой помощи доставили женщину с родовыми осложнениями к вертолёту, после чего пациентка была эвакуирована на вертолетную площадку Центра медицины катастроф и госпитализирована в Курганский областной перинатальный центр.

Нам приходится спасать не только взрослых, но и детей. Самым юным пациентом был десятидневный младенец, родившийся раньше срока. Ребёнок был очень слабым, но медицинская бригада действовала профессионально, и малыша оперативно доставили в Курган.

Останется в истории санитарной авиации и один из последних случаев. В середине февраля текущего года поступил срочный вызов из Макушинской ЦРБ: экстренная помощь требовалась двухмесячному младенцу с черепно‑мозговой травмой.

Экипаж вертолета «Ансат» — пилоты Иван Скуртул и Сергей Аброськин, авиамедики — врач анестезиолог-реаниматолог Наталья Мирошникова и фельдшер Мария Телегина — вылетел в Макушино. Считаю, что все они проявили высший профессионализм: медики стабилизировали состояние младенца, у которого до этого произошло 7 остановок дыхания и 3 остановки сердца, а пилоты сделали всё, чтобы как можно скорее доставить малыша в Курганскую областную больницу имени Красного Креста.

— Вы, Александр Юрьевич, не раз подчёркивали, что эвакуация больного — самый рискованный этап. Были ли случаи, когда человека приходилось спасать в воздухе в буквальном смысле этого слова?

— Если приходится активные реанимационные мероприятия оказывать на борту — большая недоработка медицинской авиабригады. Её задача — подготовить пациента к эвакуации так, чтобы на борту как раз ничего и не случилось. И у нас, слава Богу, каких-то экстремальных ситуаций не было (стучит по столу). Бывали ухудшения состояния пациентов, но с ними справлялись медикаментозно.

— Александр Юрьевич, в вашей деятельности очень важно чёткое взаимодействие с разными ведомствами. Как оно обеспечивается?

— Курганская область одна из первых включилась в программу создания системы видеоконференцсвязи для контроля и управления в чрезвычайных ситуациях, созданную Всероссийским Центром медицины катастроф «Защита». Наша система подключена к единой системе управления МЧС РФ, и в случае необходимости через неё мы можем связаться с подразделениями РСЧС — Российская единая система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. С 2011 года мы начали развёртывание сети, а за 2012‑2014 гг. подключены уже более 250 точек в медицинских организациях Курганской области, в том числе отделения скорой медицинской помощи в районных больницах. Важно, что видеоконференцсвязь позволяет видеть собеседника. Также можно показать, например, кардиограмму. Специалист из Кургана её прочитает и даст рекомендации коллегам в ЦРБ.

Применение санитарных вертолётов потребовало и соответствующей инфраструктуры. Специалисты АО «Русские вертолетные системы» помогли выбрать 18 вертолетных площадок, 11 из которых находятся на территории медицинских учреждений. Ими построен Центр оперативной медицины, 2 площадки, ангар. Оборудование площадок современными цсветотехническими средствами позволяет при необходимости использовать сан-авиацию и в ночное время.

В ближайшем будущем специалисты Центра медицины катастроф планируют отработать совместные действия со службами, участвующими в ликвидации последствий ДТП, чтобы максимально сократить время эвакуации пациентов с помощью вертолетного транспорта. Необходимость в этом есть — порой требуется доставка пациента с места аварии сразу в травматологические центры, особенно на удалённых участках трассы, с большим количеством пострадавших. Но, чтобы посадить вертолёт на дорогу, нужно чёткое взаимодействие всех служб. Достигнуто соглашение между ГИБДД и МЧС. Центром медицины катастроф подписан регламент использования воздушного судна при ДТП. Соглашение начнёт действовать в ближайшее время.

— Вы упомянули об АО «Русские вертолетные системы». Сотрудниками этой компании являются и пилоты. За Курганским региональным подразделением закреплены четверо: дежурят по двое две недели; потом лётные экипажи меняются… При такой практике пилоты «свои» или «чужие»?

— Однозначно — не чужие. Ребята переживают за каждого пациента. Работать с ними надёжно и легко. Они понимают свою значимость, необходимость, чувствуют свою ответственность. И умеют быть благодарными за то, что их ценят.

Они абсолютно уверены и в себе, и в технике. Но, конечно, их работа сложна в эмоциональном плане. Ведь на борту — тяжелобольной или пострадавший, и необходимо, чтобы полёт оказал как можно меньше отрицательного воздействия на пациента.

Когда возникает потребность привлекать пилотов к ночным полётам, напрямую связываюсь с генеральным директором АО «Русские вертолётные системы» Алексеем Михайловичем Зайцевым — таков порядок при вылетах вне регламента. Отказа никогда не было.

У нас полное взаимопонимание с руководителем регионального подразделения АО «Русские вертолётные системы» Иваном Сергеевичем Адамовым и с его инженерами, техниками.

И наше общее достижение — то, что за время работы возрождённой санитарной авиации более чем в 2 раза сократилось время оказания специализированной медицинской помощи, а также время пребывания пациента на межгоспитальном этапе. Помимо этого более чем в 3 раза уменьшилось время занятости бригад специализированной помощи, что, в свою очередь, позволило увеличить количество выездов и вылетов, а следовательно, и объем оказанной помощи.

На переднем крае

— В Центре медицины катастроф всегда в постоянной готовности шесть бригад специализированной медицинской помощи: хирургическая; нейрохирургическая; реанимационная; токсико-терапевтическая, оперативная, авиамедицинская… Кто эти люди?

— Это наши анестезиологи-реаниматологи: взрослые — Владимир Федорович Серков, Екатерина Александровна Горностаева, Павел Иванович Головин, Валерий Геннадьевич Лукьянов; детские — Владимир Иванович Гутюм, Наталья Владимировна Мирошникова. Это хирурги — Геннадий Николаевич Суетин, Владимир Владимирович Голиков, детский хирург Алексей Петрович Корабельников. Это фельдшеры — Елена Геннадьевна Магеррамова, Валентина Ивановна Ган, Наталья Александровна Аламова, Мария Анатольевна Телегина, Валерий Игоревич Волосников, Кирилл Алексеевич Назаров, Юрий Викторович Сулимов.

Все шесть бригад и лечебные учреждения, которые являются консультантами, всегда совместно решают все вопросы — и оказания помощи на месте, и подготовки пациента к эвакуации.

— Специалистам Центра медицины катастроф, наверное, чаще, чем другим, приходится оказываться в экстремальных ситуациях. Что помогает избежать профессионального выгорания?

— Здесь единственный рецепт: любовь к работе и желание помочь пациентам. Наши специалисты — люди, душой и сердцем преданные своей профессии.

Экстренная медицина — это судьба

— Александр Юрьевич, ваша профессиональная биография уже 10 лет связана с Курганским областным центром медицины катастроф: в 2009 году вы начали здесь работать заместителем директора — начальником отдела оказания специализированной санитарно-авиационной скорой медицинской помощи, с 2010 года возглавляете Центр. Почему вы оказались в экстренной медицине?

— Должен вас поправить: в Курганский областной центр медицины катастроф я пришёл в 2007 году — врачом анестезиологом-реаниматологом. Окончив в 1999 году Оренбургскую государственную медицинскую академию, свою карьеру начинал, работая препаратором, затем медбратом, врачом-интерном, клиническим ординатором в Оренбурге. В 2004 году приехал в Курган; работал в областной больнице врачом анестезиологом-реаниматологом и через Центр медицины катастроф помогал коллегам в районах.

А выбор именно анестезиологии и реаниматологии сделал благодаря учителям — они у меня были замечательные. В моё время в Кургане ещё был межшкольный учебно-производственный комбинат. Собирался на информационные технологии — не взяли, желающих было очень много. И я обучался на санитара. Практику проходили в Курганской больнице скорой медицинской помощи. Александр Васильевич Кузьмин, дядя Саша, заведующий отделением анестезиологии и реанимации, друг моих родителей, многому меня научил. И в институте уже с первых курсов я работал медбратом в отделении анестезиологии и реанимации, где у меня тоже были хорошие наставники.

— Будучи директором Центра, вы не только администратор, но остаётесь и врачом анестезиологом-реаниматологом и непосредственно участвуете в эвакуации пациентов…

— Как известно, в здравоохранении не хватает специалистов. Но дело не только в кадровой проблеме. Если бы я ушёл из основной врачебной специальности, было бы тяжелее не только коллективу, но и мне. Это, наверное, у нас семейное: мой отец, Юрий Федорович Шумаев, в здравоохранении Зауралья проработал 55 лет, с того времени, как в 1963 году после окончания Новосибирского медицинского института приехал в Куртамышскую районную больницу. В прошлом году завершил трудовую деятельность в качестве врача-нейрохирурга Курганской областной клинической больницы.

— Помню, в 2016 году в областном конкурсе «Лучший врач-2018» Юрий Федорович был одним из победителей в номинации «За верность профессии». А два года спустя в том же конкурсе уже ваша семья отмечена в специальной номинации «Врачебные династии». Получать награду вышли трое Шумаевых: Юрий Федорович, вы и ваш сын Владимир.

— Владимир окончил Оренбургский государственный медицинский университет — в него преобразована академия, которую оканчивал и я; в этом году сын завершает обучение в ординатуре по специальности «Анестезиология и реаниматология» в Тюмени. Хорошо зарекомендовал себя на практике в Курганской областной больнице, его там ждут.

— В одном из своих интервью вы говорили о том, что в ряду врачебных специальностей анестезиология и реаниматология — самая экстремальная. Степень ответственности анестезиолога-реаниматолога очень высокая. Вкусив её в полной мере, сына не пытались отговорить?

— Нет. Наверное, экстренная медицина — наша судьба. Лично я не представляю себя в другой сфере. Экстренная медицина — особый ритм, склад жизни вообще, а не только работы.


с 1 августа 2017 года вертолётами «Ансат» эвакуирован 451 пациент.

Из них — 97 детей, в том числе 36 малышей в возрасте до года.

Практически четверть пациентов эвакуировалась с использованием систем жизнеобеспечения.

За время работы возрождённой санитарной авиации более чем в 2 раза сократилось время оказания специализированной медицинской помощи, а также время пребывания пациента на межгоспитальном этапе.

Помимо этого более чем в 3 раза уменьшилось время занятости бригад специализированной помощи, что, в свою очередь, позволило увеличить количество выездов и вылетов, а следовательно, и объем оказанной помощи.


Фото: Леонид Архипов и из архива Центра медицины катастроф

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *