Выгоды и риски рекордного урожая

новости курган

Курганский депутат Государственной Думы об актуальных вызовах российским аграриям

Как на российский агропромышленный комплекс повлияли санкции Запада, введенные за последние полгода? Насколько российские сельхозпроизводители справляются с задачей накормить страну? Какие меры поддержки со стороны государства были уже приняты для предприятий АПК? Что еще необходимо сделать, в том числе на законодательном уровне? На эти и другие актуальные вопросы развития аграрного сектора в условиях сегодняшних вызовов ответил депутат Государственной Думы РФ от Курганской области (фракция «Единая Россия»), член комитета по аграрным вопросам Сергей Лисовский в ходе пресс-конференции на площадке международной медиагруппы «Россия Сегодня».

О влиянии санкций

Говоря о влиянии рестрикций недружественных стран на российский аграрный сектор, Сергей Лисовский отметил, что хотя, как и предполагалось, рестрикции будут только ужесточаться, их воздействие пока сказывается только на технике и оборудовании. Во-первых,  с нашего рынка ушли крупные производители сельхозтехники, соответственно усложнилась цепочка по поставке запчастей и ремонту техники. Во-вторых, даже у тех компаний, которые остались в России (это, в основном, поставщики технологического оборудования), логистика также стала более непростой.  Кроме того, современная сельхозтехника насыщена цифровыми системами, по сути, это «компьютер на колесах». Так вот, были попытки заблокировать работу импортной техники, европейской и американской, через интернет. Правда, потом некоторые производители опомнились и прекратили это дело. Однако часть «умного» оборудования, закупленного за рубежом, по-прежнему неработоспособна.

По словам парламентария, это усложняет производство сельхозпродукции и увеличивает ее себестоимость, хотя именно названные причины далеко не на первом месте среди факторов повышения издержек аграриев. Так, ежегодно растет цена на удобрения – непонятно, почему, ведь они производятся в России. Косвенно повлияло на рост себестоимости сельхозпродукции, а, следовательно, и на конечную ее цену на полках магазинов, увеличение стоимости кредитных ресурсов и снижение их доступности. Конечно, сейчас цена заемных средств падает вслед за снижением ключевой ставки, однако процент по-прежнему достаточно высок.

новости курган

Участники пресс-конференции обратились к вопросу, который Сергей Лисовский поднимал уже неоднократно: речь идет о формате государственной поддержки сельхозтоваропроизводителей. Напомним, что после мартовского скачка ключевой ставки львиная доля средств выделяется на компенсацию роста процентов по кредитам, то есть деньги идут не аграриям, а банкам. Депутат, в свою очередь, продолжает подчеркивать, что средства должны выделяться напрямую хлеборобам и животноводам. Второе предложение парламентария – наилучшим способом поддержки аграриев были бы не субсидии, а снижение налоговой нагрузки, поскольку высвободившимися в таком случае средствами конкретный фермер или руководитель сельхозорганизации смог бы распорядиться так, как ему самому нужно здесь и сейчас.

Что касается изменения порядка предоставления господдержки, то, по словам Сергея Лисовского, в этом направлении пока ничего не делается, а система субсидирования ставки как  не соответствовала реалиям до февральских событий, так, тем более, и сегодняшней ситуации. Законодатель настаивает на своем предложении – вернуться к системе бюджетных кредитов под 1-2%%, по аналогии с тем, что было в период финансового кризиса 2008-2010 годов. Тогда государство выдавало средства по такой ставке ключевым предприятиям экономики, а банки имели свой процент за обслуживание займов и надлежащее выполнение условий кредитного договора. Введение такой системы, как подчеркнул депутат, смогло бы снизить себестоимость сельскохозяйственной продукции и дать новый импульс для инвестиций.

Сегодня же только банковский сектор, единственный во всей экономике, имеет сверхприбыли.

«Банковская система обложила всю экономику страны данью, которую она не зарабатывает, а мы вынуждены платить, исходя из той политики, которую выстроил Центробанк», — констатировал парламентарий.

О бюджете и Карле Марксе

Сергей Лисовский продолжил эту тему, отвечая на вопрос о работе над государственным бюджетом. Главный финансовый документ на 2023 год и период 2024-2025 года пока не внесен в Госдуму (хотя его основные параметры известны). В то же время парламентарий считает, что если на экономику, в том числе и сельское хозяйство, будет выделено чуть меньше денег, чуть больше, или даже намного больше, проблемы это в принципе не решит. Необходимо менять подходы, саму идеологию развития нашей экономки, уходить от приоритета банковского сектора, тогда все отрасли, включая АПК, будут чувствовать себя по-другому. Как считает депутат, необходимо в первую очередь развивать производства средств производства, тогда в том числе и никакие санкции будут нам не страшны.

«Я еще в двухтысячных годах всем вспоминал Карла Маркса. Но тогда он был не очень популярен, считалось, что это уже дедушка, которого стыдно даже вспоминать. На самом деле, все, что он написал, до сих пор актуально, потому что это основа основ построения экономики, и, более того весь мир использует то , что было сказано дедушкой мировой экономической науки», — подчеркивает парламентарий.

По словам Сергея Лисовского, он с рядом коллег говорит об этом уже пару десятилетий и, похоже, они наконец-то услышаны. Многие стали говорить о приоритете производства сред производства, многие стали сомневаться в позиции ЦБ. Это уже большой плюс. Хотя, к сожалению, времени для того, чтобы учесть такие подходы в готовящемся госбюджете, уже практически нет.

О маркировке молочной продукции

Возвращаясь к более узкой тематике, Сергей Лисовский прокомментировал вступившее в силу с 1 сентября требование об обязательной подаче сведений о выбытии всей молочной продукции, подлежащей маркировке, при розничной реализации, включая продажу через кассу. Продавцы молочной продукции обязаны сканировать коды маркировки при продаже и передавать данные об обороте товаров через систему электронного документооборота. Итак, для чего такой порядок был введен, не затратно ли это для производителей?

По словам депутата, основной положительный эффект от маркировки в том, что дает четкую картину реального объёма реализации и отвечает на вопрос: соответствуют ли объемы произведенной и проданной молочной продукции. Ранее на этом играли недобросовестные производители, поскольку невозможно было проверить такое соответствие. И дело здесь, как отмечает законодатель, даже не в том, что с неучтенной продукции не платились налоги, а в том, что она в основном не отвечала нормам — была более низкого качества, из неизвестного сырья и так далее. Таким образом, «неучтенка», вдобавок ко всему, опасна для здоровья.

Как рассказал Сергей Лисовский, еще в начале года Россельхознадзор совместил базы системы электронной ветеринарной сертификации «Меркурий» и программы маркировки молочной продукции. Такое объединение  дает возможность определить точный объем реализации продукции предприятия: «Меркурий» дает возможность понять сколько сырья для этого было закуплено. Зачастую эти цифры не совпадают, поэтому встаёт вопрос:  откуда сырье, из чего она была произведена неучтенная продукция? Объединение систем позволило увидеть махинации, когда, например, предприятие закупает миллион кодов на соответствующее число единиц «молочки, а сырья по «Меркурию» — только на 100 тысяч условных упаковок. Есть факты, с конкретными предприятиями, данными и объемами продукции, когда данные по обеим базам не совпадают в 30 раз!

Парламентарий подчеркивает, что это не только нанесение урона бюджету, здоровью конкретного потребителя, но и недобросовестная конкуренция. Например, при тех же закупках продуктов для социальных объектов, школ, детских садов, больниц, нечестные участники тендеров могли заявлять цену гораздо ниже, чем ответственные производители, а потом и ронять ее в ходе торгов чуть ли не до бесконечности. В итоге добросовестные предприниматели оставались «за бортом», а продукцией неизвестного качества питались дети.

«Раньше эти цепочки было трудно ловить, потому что такие предприятия раскидывали свою продукцию в десятки областей страны. Сейчас эти цепочки начинают проявляться. Я посмотрел одну цепочку.Там шесть этапов. Участвуют сотни фантомных предприятий, ИП различных. То есть, это уже прямо преступная группировка, которая работала практически в рамках всей страны. И это мы стали выявлять достаточно быстро благодаря объединению маркировки и «Меркурия»», — рассказывает Сергей Лисовский.

Конечно, может возникнуть вопрос: а не приведет ли ужесточение контроля за оборотом продукции к тому, что в отдаленных регионах, в отдаленных районах в магазинах останутся пустые полки?

В ответ на это парламентарий рассказывает, что он регулярно посещает регионы и там, в особенности вдалеке от областных центров люди поднимают одну и ту же проблему.

«Фермер говорит: «Вот мой ребенок ходит в школу. Я бы хотел продавать туда творог и молоко, потому, что я гарантирую качество. Я просто не смогу разговаривать со своими односельчанами, если что-то плохое им продам. Но я не могу этого сделать — всегда проигрываю тендер, потому что приходят неизвестно кто совершенно из другой области, и предлагают всегда цену ниже, чем я». И учителя, и директора школ постоянно говорят: отмените 44-й закон (о государственных и муниципальных закупках — прим. Ред.), потому, что мы не можем покупать у своих односельчан продукцию, в которой мы уверены и которая будут действительно здоровая и качественная», — передает Сергей Лисовский мнение людей, живущих и работающих «на земле».

Что касается прослеживаемости продукции животноводства и электронной идентификации животных, проще говоря, возможности, покупая колбасу, определить, где и когда был забит бычок, из которого изготовлен продукт, где он вырос и так далее, то эта система, по словам депутата, сейчас по-прежнему актуальна. Она позволяет нарастить экспорт продукции животноводства (которой у нас производится больше, чем нужно для собственного потребления) и переориентировать его на Среднюю и Юго-Восточную Азию и Китай, где также действуют строгие требования по прослеживаемости сырья, не мягче, чем в Европе.

О ценах на продовольствие

Депутат уверен, что они будут ниже уровня инфляции по основным товарным группам, поскольку ожидается рекордный урожай за всю историю страны, включая советское время. По зерновым Россия впервые вышла на показатели, о которых мечтал еще Н.С. Хрущев — одна тонна на человека, всего ожидается намолотить более 150 млн тонн. А ведь зерно — основная составляющая и в производстве других продуктов питания.

Но, по словам Сергея Лисовского, другой вопрос в том, что экспорт зерна по причине санкций затруднен, а в РФ нет достаточных объемов для его хранения. Плюс в позапрошлом году была введена экспортная пошлина на зерно, которая ухудшает его конкурентоспособность на мировом рынке. Так что нетрудно догадаться, что может возникнуть проблема, преследующая наших аграриев с самого начала перехода к так называемой рыночной экономике — большой урожай заведомо означает низкую закупочную цену на зерно. При этом, кстати, булки хлеба на прилавках никогда не дешевели.

Такие случаи уже зафиксированы и в Курганской области, и в других субъектах РФ, удаленных от морских портов. Эти регионы, в основном, продают зерно своим соседям.

«Уже цена на фураж упала. Есть такие жулики, которые ездят, предлагают 6 — 7 рублей за килограмм. То есть это вообще ничего, это ниже себестоимости. Но некоторые фермеры, которым деваться некуда, на которых висят кредиты, которым надо готовиться к следующей посевной, вынуждены продавать», — констатирует парламентарий.

В то же время Минсельхоз РФ декларирует цену пшеницы 3 класса на уровне 15800 рублей для закупки в интервенционный фонд. В Курганской области зернохранилища готовы принять 200 тыс. тонн запасов интервенционного фонда, при том, что в этом году зауральский урожай составит более 2 млн тонн, в два раза больше, чем в прошлом году, памятном катастрофической засухой. В целом по стране будет собран урожай на 20-25%больше, чем в прошлом году, также на 20-25% выше урожайность по ряду культур. Но, как отмечает депутат, 200 тыс. тонн по цене 15800, это хорошо, но этого мало.

Так что основной риск, по словам Сергея Лисовского, в том, что цена, которая сформируется на рынке, не обеспечит возврат средств крестьян, а значит, под угрозой и посевная следующего года. И если раньше давление на рынке сбрасывалось за счет экспорта, то сейчас по причине санкций этот канал под вопросом. «Много зерна — это здорово, но это свои очень серьезные проблемы создает», — говорит парламентарий.

По его словам, сейчас перед аграриями и Минсельхозом стоит главная задача: что делать с огромным урожаем?

«Это требует достаточно быстрых решений. Уже середина сентября, уборочная скоро закончится. Такой объем зерна — с одной стороны, это большой выигрыш для нас, с другой стороны — определенный риск, как бы нам не поднести убытки. Поэтому тут перед нашей страной большая задача, которую решать надо очень, быстро буквально за неделю-две», — подчеркивает Сергей Лисовский.

 

Газета Курган и Курганцы Новости Кургана не пропустите важные новости

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *