Курганцы послушали игру маэстро классической гитары

DSC_9414

Юрий Нугманов показал всю палитру возможностей своего инструмента

Имя московского гитариста-виртуоза Юрия Нугманова не слишком хорошо известно широкой общественности, но исправить эту ошибку помогают блестящие выступления музыканта, как и то, что прошло недавно на сцене курганской филармонии.

Наша публика реагировала на искусство исполнителя не менее бурно, чем аудитория Карнеги Холла в Нью-Йорке, стоя выражая восхищение мастерством гитариста. Поднимать с кресел зрителей артисту не привыкать – ему часто аплодируют поклонники гитары в Англии, Шотландии, Франции, Испании, США…

В Курган маэстро привез свою разноплановую программу «От Баха до джаза», в рамки которой уложились, кажется, все главные шедевры, созданные для любимого инструмента миллионов. Классическая гитара музыканта принесла дань творчеству Баха, Чайковского, Моцарта (в переложении исполнителя), испанская страсть и ритмы фламенко перекочевали в свободные джазовые вариации, изящество и красота нездешних мелодий Пьяццолы уступала место народным наигрышам русских песен.

Гитара как самостоятельный участник концерта звучала на все голоса, вздыхала и пела, и даже в один момент сумела притвориться… балалайкой, искусно сымитировав ее забористое звучание.

Мой вопрос музыканту за кулисами: «Что же вам все-таки ближе: Бах или джаз?» ввел Юрия в легкое раздумье: «Трудно сказать. Джазмены называют именно Баха первым джазменом. По мировосприятию эта музыка одинакова. Язык, конечно, разный, а подход одинаковый: есть темы, есть вариации. Бах всю жизнь писал бесконечные вариации, постоянно все переделывал. Да и джаз давно перешел в разряд классической музыки. Уже не появляются современные джазовые классические песни. Им неоткуда взяться, они уже написаны. По сути, Гершвин и Уэббер суммировали джазовый язык. Это как русская «Могучая кучка», которая взяла и написала всю русскую музыку, и после них невозможно написать новую русскую симфонию. Написать-то можно, но она точно не будет лучше.

— И, тем не менее, вы же создаете свои произведения?

– Да я что-то делаю и в вокальной, и в гитарной музыке. Сейчас, когда мир стал близок, все языки музыки доступны. Вряд ли Чайковский знал африканские ритмы, какие-нибудь румбы. Может быть, и слышал, но в своем творчестве не отражал. Сейчас все это доступно, концерты пишутся на основе той же латиноамериканской музыки. Музыка – абстрактное искусство. Никто не знает до сих пор, как она воздействует и почему. И эмоциональное содержание, и загадка в каждой национальной музыке свои. Создать самостоятельное музыкальное произведение, стиль невозможно. Его создает целая страна, целое культурное сообщество. И уже на этой основе возникает размышление композитора. Это как роман написать: чувства все старые, а роман может прозвучать по-новому. Творчество – это больше размышление, высказывание своего мнения по какому-либо поводу, а не попытка замахнуться на оригинальность.

В гитарной музыке разных стран есть свои нюансы. Народность гитары, ее национальную идентичность прочно закрепили за собой Испания и латиноамериканские страны.

– В России гитара связана больше с романсом, с цыганской музыкой, с песней, красивой мелодией, задушевностью, мягкостью инструмента, – отметил музыкант. – Наши композиторы для гитары практически не писали, можно отметить, пожалуй, только Иванова-Крамского, Орехова… Сейчас же вся современная музыка построена на гитаре. Рок, джаз – в этих жанрах гитара сделала очень много. Мне же хочется играть и то, и другое. Меня не увлекает только салонная музыка. Когда я начинал, гитары еще не было на большой сцене. И задача была хоть как-то привлечь внимание к инструменту. А одной гитарной классикой, которая мало известна, это сделать трудно. Все-таки гитарная музыка уступает музыке, написанной для камерных ансамблей, для скрипки и фортепиано. Поэтому я придерживаюсь правила, что если и играть что-то новое, то нужно рядом ставить что-то знакомое и популярное.

Со сверхпопулярными композициями Юрий Нугманов и вышел на «бис»: Гершвин и «Поезд на Чаттанугу» – хит оркестра Гленна Миллера – какое угодно сердце заставят возрадоваться и погрузиться в расслабленную атмосферу праздничной безмятежности.

Художественный руководитель филармонии Сергей Потапов тоже выглядел совершенно растроганным: «Я под сильнейшим впечатлением от концерта: поразительное мастерство – какое-то бездонное, безграничное. Любой исполнительский порыв воплощается с абсолютной точностью, без всяких препятствий. Изумительная полифония, технические вещи музыкант исполняет совершенно безукоризненно, в стиле прекрасно себя чувствует. Удивительный инструмент: создается впечатление, что многие вещи играются не щипком, а смычком, настолько они певучи. Басы необыкновенно длинные, от того очень ясная полифония. Все голоса слышны, а на гитаре это особенно трудно. Юрий Нугманов показал настроение в каждой пьесе и щедро играл – это свойство настоящего артиста. Поэтому и публика принимает его так тепло. Я не помню такого грандиозного успеха у гитаристов, прежде выступавших в нашем зале».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *