Почему на севере России невеста рыдает два месяца

Ансамбль Покровского

Ансамбль Покровского рассмешил, удивил и пленил курганцев, исполнив старинные свадебные обряды

Имя ансамбля Покровского знают во всем мире: их легко и безошибочно отличают от всех других фольклорных коллективов по уникальной манере петь. Они единственные, кто занимается реконструкцией фольклора в его языческой, первозданной красе, и с успехом делают это уже в течение 45 лет.

На их концерте сначала непривычная к исконно народному обрядовому исполнению публика приходит в некоторое замешательство и изумление, а после, захваченная бесшабашной, удалой и веселой энергией русской песни, ироничной подачей и искренней любовью к родным мелодиям и диалектам, безропотно и с самозабвением всякого влюбленного отдается в музыкальный плен.

Знаменитый московский коллектив числом в 12 человек побывал на сцене областной филармонии с программой «Лица России», посвящённой стилевому разнообразию традиционной русской музыкальной культуры. Всё, что бережно хранилось в сундуках наших бабушек, в закромах их генетической памяти, щедрыми артистами было подарено зрителям – песни, танцы, обряды, наигрыши разных областей России.

Ансамбль Покровского

Экспериментальный ансамбль, созданный в 1973 году легендарным музыкантом, педагогом и учёным-исследователем Дмитрием Викторовичем Покровским (1944—1996) при Фольклорной комиссии Союза композиторов РСФСР, был первым, кто объединил богатые традиции народной музыкальной культуры с современными выразительными средствами и способами подачи материала.

Однако во вступительном слове к своему концерту участники уточнили: «Мы не этнографический ансамбль», в том смысле, что они занимаются искусством, а не наукой. В беседе с журналистами нашей редакции музыкальный руководитель ансамбля Мария Нефедова рассказывала: «Ансамбль Покровского уникален тем, что в нем существует специфическая, годами наработанная исполнительская школа. Звук ансамбля Покровского отличается от всех других: мы каждую песню стараемся пропустить через себя, понять ее изнутри и услышать какие-то вещи, которые могут быть понятны слушателям. И при этом песня должна быть очень яркой и узнаваемой. Мы не стремимся ни в коем случае копировать. Мы стараемся спеть эту песню, не обрабатывая ее, не приукрашивая, не переделывая, – так, как мы ее поняли, как мы знаем эту традицию, и так, как она может существовать сейчас. Именно с нашего коллектива начался отсчет истории жизни фольклора на сцене. Этому всегда предшествовала экспедиционная работа. Не просто поехал и записал, а послушал, записал, изучил, попытаться понять».

Кому свадьба – слезы

Ансамбль Покровского

В деревенском многоголосии каждый голос – уникальный, с изюминкой, в этом ансамбле ценится индивидуальность солистов. Все нюансы народных диалектов пропеваются с ювелирной точностью, и поражает, как, оказывается, широка наша страна, как богат и могуч русский язык! Не всегда его узнаешь, поймешь, но обязательно удивишься и заслушаешься.

Музыканты познакомили публику с богатой казачьей музыкальной культурой. В репертуаре ансамбля исторические протяжные песни донских казаков, удалые воинские и игровые кубанских (с шашкой наголо), и строгие, сдержанные почти былины терских казаков. Вдали от родины сохранились в своей самобытности песни казаков-некрасовцев. Не менее уникально мужское пение семейских Забайкалья – группы старообрядцев-переселенцев в Сибирь из центральных областей России конца XVII в.

Песни и обряды Полесья (юго-западных областей России) и песни и обряды русского севера – это практически «два мира, два детства», такие несхожие между собой мироощущения.

Народное творчество Полесья – веселое, игривое, ироничное, жизнерадостное, наполненное солнцем юга. Северный фольклор, как и обряды – строги, даже порой чересчур суровы.

В Полесье – древнейшей прародине славян – играют на лукавой дудочке – славянском варианте флейты Пана. В обряде прядения идет дурашливая женская песенная перекличка: «Здорово, Кострома! Чаво делаете?». Хозяюшка подробно описывает свои простые дела – шитье, обед, сон. Доходит до отзыва: «Болела-болела да померла». И снова тот же вопрос, на который рукодельница лежа отвечает: «Я ж говорю – померла!». – «А чаво разговариваете?» – справедливо негодует ее собеседница. «Да по привычке!» – утомленно вздыхает «помершая» к всеобщему хохоту в зале.

И как по-разному относились наши предки к свадьбе! Если на юге России невеста ликовала, как ей и положено, в предвкушении счастливого события, то на севере ей полагалось перед свадьбой два месяца рыдать, прощаясь со своей свободой, домом, родными и беззаботными подружками. Северорусский свадебный обряд куда больше походил на отпевание, вот и говорите теперь, что все девушки рвутся замуж!

На сцене накрытая платком невеста сотрясалась от предсвадебных рыданий (к всеобщему веселью публики в зале, напрочь лишенной сочувствия к «горю»), а веселые друзья жениха наяривали на гармошке забавные частушки.

Озорными частушками да «Комариками» и закончился этот праздник-путешествие в глубинное наше прошлое, живое и современное, находящее самый горячий отклик в сердцах.

Классика тоже может быть народной

Ансамбль Покровского

Хотя в программе вечера не значилось классики, это одна из самых ярких граней прославленного коллектива.

– Ансамбль, благодаря тому, что он знает разные технологии народного пения, с самого начала замечательно работает с современной классической музыкой, используя их, – рассказывает Мария Нефедова. – Это сродни актерскому мастерству, когда нужно мгновенно перестраиваться из стиля в стиль, из фольклора в академическую музыку. И это должно быть одинаково убедительно,

– Практически так никто не делает. Никто из народных коллективов не берется ни за Стравинского, ни за Свиридова, ни уж тем более за Штокхаузена. А мы их спели и удивили знатоков их творчества, – добавляет режиссер Ольга Юкечева. – Очень известный американский дирижер Майкл Тилсон-Томас, который знал Стравинского, приглашал нас несколько раз в Америку, и мы с его оркестром исполняли «Свадебку» Стравинского. Он раньше ходил на репетиции к Стравинскому и считал, что его музыка звучит у нас так, как ее хотел бы услышать сам Игорь Федорович.

Мария Нефедова: – «Свадебка» Стравинского – своеобразная вершина творчества Дмитрия Покровского, он к ней шел много лет. После этого стало возможным исполнение любого материала классической музыки нашим ансамблем.

Ольга Юкечева: – Мы ездили в экспедиции по этой теме, велась серьезная научная работа. Когда его не стало, несколько лет мы не брались за эту постановку. Потом мы восстановили ее в виде концертной версии. Сегодня на западе самые востребованные наши программы – «Свадебка» Стравинского, свадебные обряды и еще Барток.

Мария Нефедова: – Мы делаем концептуальные программы – либо на контрасте композиторского подхода к фольклору, либо на схожести. Мы репертуарный ансамбль, у которого в багаже уже более 20 программ.

Сегодня современные композиторы сами несут свою музыку ансамблю Покровского, потому что знают, что так сделать их музыку, как этот вечно развивающийся коллектив, основанный на старинных традициях, никто больше не сумеет.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео

в  Viber  и  WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"