Группа «СерьГа» подарила курганцам почти три часа драйва и радости

DSC_7287

Сергей Галанин поделился с корреспондентом «КиК» своими мыслями о женщинах и мужчинах, о вере, дружбе, политике и рок-н-ролле

Несколько непривычно было отправиться на выступление рок-звезды в клуб-ресторан, но Сергею Галанину и его группе «СерьГа» легко удалось развеять излишний пафос модного заведения и установить душевную атмосферу большой компании друзей, хором подпевающих любимым хитам и вместе отплясывающим рок-н-ролл. Да так, что моментально стерлись любые границы между вип-персонами города и простыми рок-фанами: репертуар «универсального рокера» знали назубок и те, и другие. Около трех часов концерта зрители активно и шумно радовались выступлению любимой команды.

С чашечкой «чая» (известно, что Сергей разогревается перед каждым концертом кофе с виски) Галанин вышел на сцену в образе улыбчивого мачо в неизменных темных очках и сразу предложил музыкальный тост «Я хочу с тобой пить».

В репертуаре рок-музыканта достаточно веселых песен с провокационными названиями об излишнем потреблении алкоголя, к этому постоянному атрибуту рок-жизни певец относится с заметной самоиронией. Его немного подвыпившие персонажи песен добры и чудаковаты и иногда становятся настоящими легендами, как небезызвестный уже «Валера». «Валера, ты где?!» – с воодушевлением громовым хором восклицал зал «Гранд Хауса» вслед за исполнителями популярного рок-шедевра. У «Валеры» нашлась и «сестра» – ей посвящена новая песня «СерьГи» «Матильда», тоже поднимающая бодрость духа не хуже песенного «братца».

DSC_7355

В репертуаре рок-певца есть место и романтике, и социально-острым темам, и, конечно, песням ироническим. Он, безусловно, также и мастер нежных мелодий, меланхоличных текстов, современный трубадур, посвящающий песни ночным прогулкам, звездам и легкокрылым ангелам.

Из этой серии для услады женских ушей прозвучали «Дорога в ночь», «Ангел», «Кусочек неба», «Привык, забыл и потерял»… Собственные композиции Сергей щедро разбавлял творчеством друзей-рокеров и своих кумиров, вспомнил песни Высоцкого, Гарика Сукачева, Виктора Цоя, Чижа, «Чайфа» и даже Аллы Пугачевой.

В гастрольном туре артиста Курган был последним номером, поэтому на радостях музыканты играли с таким рок-н-ролльным напором и драйвом, что у гитариста Андрея Кифияка дважды рвалась струна! «А что нам надо?!» – «Да только свет в оконце!» – устроили перекличку рок-звезда и поклонники, счастливые от того, что оказались в «Стране чудес» московского гостя.

На «бис» вместе с залом рокеры спели детское-незабвенное «Ничего на свете лучше нету…». Сам Сергей скромно так назвал свое выступление феерическим, но ничуть при этом не приукрасил действительность. Все присутствующие в зале – тому свидетели и участники той танцевально-певческой феерии.

Гримерку музыкантов после выступления осаждали желающие оставить что-нибудь на память о чудесном вечере – хотя бы звездный росчерк пера. А Галанин, абсолютно невосприимчивый, видимо, к звездному заболеванию, сам вышел навстречу зрителям – поговорить, пофотографироваться. Девушки, поддавшись обаянию артиста, налетали на него восторженными стайками со всех сторон.

DSC_7781

«Нужна ежедневная борьба»

Во время интервью, которое состоялось еще перед началом концерта, Сергей Галанин также был исключительно приветлив и доброжелателен. Он так укутал в свою теплую ауру всех присутствующих, что, казалось, что знакомы мы уже давно, – просто долго не виделись.

– Сергей, а Вы помните, что Вы в Кургане не первый раз? (играл на Дне города возле филармонии – прим. авт.).

– Конечно! Мы на улице тогда играли.

– Я знаю, что в Екатеринбурге на улице вы играли как-то целых четыре часа…

– Да-да, это наш рекорд по жизни, надеюсь, когда-нибудь, мы побьем его. В том же самом любимом Екатеринбурге, но только в «Бен Холле» вот сейчас 3 часа с половиной играли, народ не отпускал и всё. В Челябинске не дотянули немного – 3 часа 15 минут, по-моему, играли. Реакция разная бывает. Но главное, чтобы в конце вот было это совместное. Вы знаете, как у «Пикника»: сидит народ, слушает, качается как камыш. Потому что Шклярский – шаман такой. Но в конце песни всегда взрыв, эмоция. Бывает и такая реакция. А бывает, что с самого начала люди стоят и поют.

– А Вам приятнее какая реакция?

– По-разному бывает. Когда поют – хорошо, а кто не умеет петь, так лучше б и не пел. Иногда люди вдумчиво слушают, внутренне поют, сопереживают. Самое главное, самое лучшее для нас, когда публика приходит, и ты видишь, что они, ну, может быть, не слово в слово, но понимают, о чем речь. Это очень важно.

DSC_7271

– Пятница 13-е Вас не пугает? (день концерта – прим. авт.).

– Это же все суеверия. Вот Вы заметили, как в последнее время все стали говорить: «крайний концерт», «крайняя песня»…? Кто-то хорошо пошутил: «Что такое «крайняя плоть», я знаю, а вот, что есть «крайнее выступление», не помню». Поэтому я в этом смысле спокойнее. Скажу Вам так: не боимся, не шугаемся. Все в душе человека, как говорится. Как-нибудь пообщайтесь с Кинчевым, он Вам более доходчиво все объяснит про веру, которая внутри человека.

– Да с Кинчевым мне приходилось уже общаться. Благодаря нему я и стала журналистом.

– Здорово!

– Первое, что я написала, была рецензия на альбом «БлокАда». Я защищала тогда «Алису» от нападок противников рока…

– Сейчас уже не надо никого защищать. «Алису» надо обязательно видеть на концерте, там такая энергия мощная! Что касается меня: я, конечно, не слушаю ни себя, ни «Алису», – только Маккартни и Фрэнка Синатру. Но прийти на концерт и получить заряд энергии – это важно. А Евгеньич (Кинчев) – он же лучший, он да еще Гарик.

– А Вы, Сергей, на кого-то подобным образом подействовали? Кто-нибудь что-то в своей жизни изменил благодаря Вашему творчеству? Знаете такие примеры?

– Смею надеяться. То, что люди вдохновляются, это да, есть такие примеры. Известная история, когда я говорю о песне «Дорога в ночь», рассказываю, что друг у меня погиб, и она посвящена его памяти. И как-то парень на одном концерте признался, что заснул за рулем, а в машине работало радио, и когда началась эта песня, он проснулся и увидел, что уже съезжает в кювет.

– Получается, Вы спасли его…

– Ну, может быть, он бы не погиб, но, во всяком случае, был такой момент опасности. Надеюсь, что мы просто кого-то заряжаем на творчество. Ведь все люди в основе своей с рождения открыты ко всему новому, а потом жизнь начинает нас прессовать, мы покрываемся скорлупой, какой-то безнадегой наполняемся, особенно мужчины. Вы в курсе, да, кто такие мужчины? Поплакаться любимой женщине – вот любимое их дело. Сейчас хороший фильм посмотрел с Сиенной Миллер. Там такая же история.

Сидит мужчина дома, пьет пиво. Она его любит, говорит ему: «Ну, ты бы сходил на работу устроился», а он отвечает: «Да ничего не получается, ничего не нужно никому», а потом говорит: «Ну, дай мне денег, у тебя же есть деньги в сумке, я схожу в бар, пообщаюсь с кем-то, может, там новые связи по работе». А она говорит: «В баре? Какие связи?». Вот такие вот мужчины, по большей части, к сожалению. И не только у нас.

DSC_7847

– Почему так?

– Не знаю. Изначально же Господь на женщину возложил гораздо больше ответственности, дал ей больше силы духа и вообще всего. Я обычно так еще говорю: мужчины-то откуда? Мужчины-то из земли, а женщина – из плоти человеческой. Поэтому даже вот в этом смысле мы трухлявые, мы сыпемся. И я – не исключение. Тут нужна некая борьба ежедневная. А бороться очень легко.

Например, когда смотришь новости в интернете или по телевизору про людей, которые инвалиды с детства или борются за жизнь, надо сравнить себя с ними и понять, что все наши рыдания не стоят ничего. Не надо ориентироваться на Абрамовича, человек он не злобный, повезло ему в жизни. Всегда надо понимать, что много людей живет еще хуже тебя. И в этом смысле благодарить судьбу каждый день. Миллионы людей живут без радости, не нашли себя, мучаются, занимаются нелюбимым делом. От этого они внутри, особенно мужчины, начинают ржаветь, рассыпаться. А я источники вдохновения я ищу на концертах друзей, хожу на хорошие театральные постановки, меня вдохновляют люди с мощной силой духа, как этот американец без рук, без ног — Ник Вуйчич.

О песнях и друзьях

– Группе исполняется 20 лет в следующем году. За эти годы, наверняка, случались какие-нибудь творческие кризисы. Благодаря чему Вы выходили из них?

– Творческий кризис, на мой взгляд, история отчасти надуманная вот этой слабостью духа. Иногда, бывает, что-то не пишется. Но есть же какие-то старые песни неплохие. И это не просто так, потому что мы же их играем в другом возрасте, в другом настроении. Они вообще звучат по-другому. Даже не надо переживать, если у кого-то что-то не пишется. У Гарика вообще был перерыв 8 лет. Так что творческий кризис – это ерунда.

Иногда, бывает, задумываешься над тем, что как-то маловато гармонии и радости в жизни, и это выбивает почву из-под ног. В этот момент надо проветриться, а еще лучше с детьми проветриться. Дети – это хоть какой-то смысл во всем, что происходит. По большому счету, иногда так смотришь на то, что происходит в мире, куда мир движется, и думаешь: «а в чем смысл-то вообще?» и так становится обидно за все. Что-то нам не понятно. Видимо, та самая жизнь вечная, которая ждет, дай Бог, некоторых праведных людей – может быть, в этом-то и есть смысл. А то, что здесь происходит – театр какой-то.

– А из страны никогда не хотелось уехать?

– Только если в плане безопасности для детей. Но там другая ментальность и другая «свобода» — тоже свобода в кавычках. Ну и вот мы сидим и думаем, куда мы дальше вырулим. Иногда в этом смысле руки опускаются. Но здесь просто надо делать свое дело, делать его честно, гнуть свою линию. И, как говорит наш любимый Петр Николаевич Мамонов: «Занимайся собой. Чисти свои «авгиевы конюшни». Спаси себя, и хватит с тебя».

– Как много времени вы уделяете друзьям, детям?

– Стараюсь. Друзья, слава Богу, приходят на концерты, бывает, где-то отдохнем вместе. Это очень важно, чтобы не было вакуума, чтобы был полноценный мир, в котором есть семья, друзья, работа. Для меня это те самые три точки опоры.

– Друзья – это только творческие люди?

– Нет. У меня друг Лешка – мой корешок со второго класса. Он торговлей занимается, а в школе мы вместе занимались с ним музыкой. Вот на последнем концерте был у меня с женой. Это тот самый друг настоящий, таких не так много. Ну, дружу с Игорем Ивановичем Сукачевым, понятно, с Сергеем Николаевичем Чиграковым, с Константином Евгеньевичем Кинчевым встречались недавно так тепло и душевно, еще в друзьях Женя Маргулис, Слава Бутусов… Это общение спасает, оно каким-то смыслом наполняет всю нашу суету.

– Вы даже вместе клипы снимаете (в клипе «Детское сердце» снялись Михаил Ефремов, Иван Охлобыстин, Гарик Сукачев – прим. авт.)…

– Это для меня вообще было счастье, когда они все согласились. Их песня пробила, им очень понравилась песня. Я сначала Гарику эту песню поставил. Он сказал: «Серега, что-то новое у тебя пошло!». Я говорю, что мне тоже так кажется. И это приятно, когда люди замечают.

Мне понравилось, как парень на радио в Ижевске так хорошо сказал, что многие из его друзей после последних двух наших пластинок стали по-другому ко мне относиться. Там как раз есть «Детское сердце» и «Валера», и есть «Берегите лес». Неслучайно все эти песни разведены – есть пластинка «Детское сердце» и пластинка «Природа, свобода и любовь». А есть вальс такой прикольный – «Ты снова ушла». Дмитрий Гройсман, директор «Чайфа», спросил: «Это какая-то неизвестная песня Высоцкого?». Я говорю: «Спасибо, брат!» (смеется). А это мне один парень прислал стихи, я их доработал, нарисовал свою картину и получилось такое совместное творение.

DSC_7696

«Нормальный» или «универсальный»?

– Сколько времени Вы позволяете себе отдохнуть?

– Иногда позволяем, да. С другой стороны, я всегда говорю: «Мы же не шпалы таскаем!». Особенно, когда сидят артисты и говорят, что у них такая тяжелая жизнь, уже боа некуда вешать! Зачем тогда заниматься таким тяжелым делом?! Жажда наживы и понты – вот все, что у них есть.

С одной стороны, это работа, но работа в хорошем смысле. Любимое дело – оно всегда легче, согласитесь. Поэтому отдыхать… ну, иногда надо проветриваться, я согласен. На дачку или куда-нибудь на море – с детьми, с семьей, с друзьями – это здорово! Но, вы знаете, больше недели-двух не выдерживаю, потому что снова хочется какого-то общения.

– Две недели – максимум?

– Две недели, а потом еще можно две недели… Нет же нормированного рабочего времени. Вот мы за что боролись? — чтобы быть отчасти свободными, что сейчас с нами и происходит. Я все-таки свободен. Я встаю в час дня – «с добрым утром!».

– Сергей, у Вас два альбома называются «Я такой, как все» и «Нормальный человек». Вы сознательно открещиваетесь от статуса звезды?

– «Я такой, как все» здесь надо понимать так: там есть хорошие дуэты с интересными людьми, и я так немножко себя к ним примерил. То есть я такой, как все те, кто на этой пластинке. Не то, чтобы надо сливаться с толпой, конечно, нет. Я такой, как все мои хорошие творческие люди. Они, конечно, не такие, как все. Но здесь, главное, не выпендриваться. Это я про современное искусство. Есть люди, которые называют себя художниками, а что творят?! И главное – ведь все продается!

Слава Богу те, с кем общаюсь, не выпендриваются. Они реально делают свое дело. Они специально ничего не делают, чтобы быть не такими, как все. У них всегда идет творческая работа над собой. Я считаю, что это нормально – заниматься своим любимым делом. . Когда человек на своем месте, тогда у человека внутри все нормально и вокруг него все нормально. Нельзя никогда унывать. Уныние – один из самых серьезных грехов, и это же не просто так.

– Нельзя обойти вниманием, конечно, Ваше участие в программе «Универсальный артист». А Вы поете в своих концертах вещи из этого проекта?

– Конечно. «Не отрекаются любя» мы играем. Это была наша старая заготовка с группой, была такая история с Аллой Борисовной. Я пел песню под собственный минус группы «СерьГа», почему я себя так и чувствовал кайфово. А, вообще, мы играем многие вещи, кавера я люблю. Вспомните, «битлы» с чего начинали! Кавера играть сложнее, чем свои песни. К исполнению своих песен никто придраться не может, а здесь тебя же сравнивают всегда. Очень серьезное это дело. Бывает, читаешь в сети комменты: «Это лучше чем оригинал!» и это приятно, конечно.

– Сможем ли мы Вас еще увидеть в каких-либо шоу?

– Нам интересна только музыкальная какая-то история. Только в этом есть смысл. Совсем недавно мы отказались от участия в шоу караоке на канале «Россия». Я не смог там найти ничего положительного для себя. В «Универсальном артисте» было просто: я сам выбирал песни – те, которые меня цепляют. Я не пел, например, «Владимирский централ», потому что я могу не справиться с тем, что не понимаю, поэтому я пел «Ау» Розенбаума, я ее понимаю и чувствую. Это очень важно. Нельзя соглашаться на абы что.

Сразу после «Универсального» меня звали в «Куб», звали в «Остров» – ну что я там буду делать? Я снимался два раза в «Форте Боярд», на коньках покатался, – музыку, кстати, там тоже я выбирал. Под «битлов» катались, под «Есть в графском парке старый пруд…».

– Как у Вас получилось сотрудничество с нашим земляком Женей Поздняковым?

– Мы с Женей в свое время писали вместе «Влюбленный вампир» для трибьюта «Пикника». Женька – очень талантливый, кайфовый и много раз мне помогал. Мы с ним работали в «Универсальном артисте», делали «Черного ворона», я сам ему позвонил: «Давай ты будешь черным вороном!». Плохо, к сожалению, его сняли и не показали так, как надо. У него на студии мы долго и кропотливо записывали свою версию «Клена», потому что не могу я брать какие-то непонятные минуса из интернета. Мы сделали свою версию памяти Сережи Дроздова. А то, что на меня накинулись с критикой из-за этой песни ребята пожилые – ну надо было, а то бы результаты были другие в этой программе, кое-кто бы первое место не занял (смеется).

DSC_7437

– У Вас много дуэтов с друзьями по рок-тусовке. А на какой-то длительный проект Вы готовы пойти с кем-то из коллег по цеху?

– Мы можем с Гариком, например, поехать по стране. Недавно сыграли вместе в Москве, Питере. С другой стороны, у нас у всех куча своих песен, своих дел. Даже если у тебя нет ничего нового, уже столько написано старого, что, дай Бог, поехать бы еще в какие-нибудь новые города. У нас настолько страна большая, что я понимаю, что не был еще в 80% мест.

Если мы делаем какие-то дуэты, то это все делается просто по кайфу. Вот с «Би-2», с Настей Полевой, с Бутусовым, с Лешей Романовым спели. И с Александром Викторовичем Кутиковым исполнили песню «Нарциссы». Главное, чтобы люди слушали и радовались. Видите, как получается – с   Михеем записали песню «Мы – дети большого города», а он через полгода умер. Но песня живет. Я рад, что мне это пришло в голову, что я с ним встретился, он не отказал.

И когда поклонники Михея в интернете называют эту композицию песней Михея, восхищаясь, какие он слова написал, мне даже не обидно, что люди не знают, что это моя музыка и мои слова. Главное, что песня живет и людям нравится и как-то даже помогает. С БГ пытался спеть дуэтом, но все время не получается, по времени у нас не срослось. Он меня при встрече всегда спрашивает: «Ну когда будем писать?». Но та песня уже записана, а новую – именно под него – надо еще придумать.

– Какие планы на юбилей?

– Просто проехаться по стране с хорошими концертами. По возможности, показаться с оркестром. Сейчас выпускаем DVD нашего концерта с оркестром. Почти 25 песен с оркестром. Представляете, как там «Ангел» звучит?! Или «Кусочек неба»? Это вообще круто! «Страна чудес»! А «Дорога в ночь»! На диске есть и Вадик Самойлов, и Вася Обломов, и Леша Романов, и «Чайф», и Маргулис, и «Воскресенье», и «Ундервуд», и Охлобыстин, и Гарик, и Миша Ефремов…

– Вы готовы к музыкальным экспериментам?

– Рисковать надо, но я боюсь слишком сильного отклонения от профессии. Сейчас вот мне предстоит небольшая съемка в кино. Это я могу, а вот что-то серьезное — для этого другой настрой должен быть. Вот Гарик – молодец! Эта режиссерская история давно в нем сидела. А в музыке рисковать… Понимаете, можно большим экспериментом не привлечь никого нового, а оттолкнуть всех старых. Это очень опасно.

Я нашел свою ноту! Может, в этом-то и есть предназначение, в этом-то и есть смысл. Вот, со словом экспериментировать – это здорово! Раньше были какие-то песни… ну так, что-то там написал с утра, ну для текста сойдет – веселуха. А вот сейчас «Детское сердце», «Кометы» – все отмечают: новые слова пошли. Но это не эксперимент, это самосовершенствование, работа над собой, кропотливая работа!

Фоторепортаж Анны Макаровой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *