В Кургане с акустическим концертом выступил лидер питерской группы «Торба-на-Круче»

torba

Максим Иванов подарил своим слушателям море драйва и  грустные  философские песни

Лидер питерской группы «Торба-на-Круче» Максим Иванов как яркий представитель российской рок-музыки тяготеет к извечной «древнерусской тоске» и с иронией называет главную тему своего творчества – «печалька». Конечно, у «Торбы-на-Круче» нет пока такой широкой аудитории, как у его духовного собрата «Сплина», но грустные и философские песни Максима поклонники группы в каждом городе знают наизусть.

Фронтмен «андеграундного коллектива» (как сам определяет свою группу Максим) впервые выступил в Кургане для таких «посвященных» в ресторане «БарБосса». Музыкант приехал к нам с акустической программой – в сопровождении одной гитары, без группы, но это не помешало ему подарить публике море драйва, иступленной игры – до обрыва струн и боли в сердце – и ностальгической нежности.

В палитре акустического концерта всегда есть возможность найти новые музыкальные краски и услышать песни, редко исполняемые на электрических выступлениях. Максим щедро делился и нервом, и энергией, и богатым багажом лирических и драматических рок-романсов. Тем более что и публика подливала эмоций в огонь выступления, прося то один, то другой хит: праздничное и бодрое «Сантьяго», серьезные «Расстрел», «Сутками молчишь»… Всего за вечер гость из Питера исполнил 36 песен, а это практически рекорд для любого вокалиста. Тем ценнее, что в каждую песню автор вкладывал и страсть, и душу – все было предельно искренне и вдохновенно.

По пути кумиров юности

Не очень большой круг поклонников (в Кургане все-таки мало знают пока творчество питерского музыканта) продемонстрировал завидную преданность и отличное знание репертуара группы. Максим Иванов рассказал в нашей с ним беседе, что до сих пор с удовольствием выступает не только в больших залах филармоний, но и на квартирниках:

– Квартирники играю, но не часто. Организаторы понимают, что в квартиру не смогут попасть все желающие, поэтому ценовая политика несколько завышенная, что мне не очень нравится: я же понимаю, что в большинстве своем мои слушатели – это молодежь, студенты, у которых на кармане больших денег не бывает. Поэтому таких концертов мало.

Но в Питере есть одна квартира – у моего друга Димы Гороховского, который много лет занимается квартирными концертами. У него я эксклюзивно играю в Питере. Но туда сложно попасть: 60-70 человек подают заявки заранее, это максимум, который вмещает концертная комната. Мне нравится атмосфера квартирника, это самый тесный контакт с публикой. Тем более что это и самая целевая аудитория, которую можно себе представить. Если в бар люди могут зайти просто выпить и заодно узнать, что тут какой-то концерт, им не очень нужный, то на квартирник люди идут именно за песнями. И мне традиции квартирных концертов очень близки, я рос на творчестве Гребенщикова, Цоя, Майка Науменко… Но, конечно, не был на их квартирниках, так как жил в Кирове. Мои кумиры юности играли такие концерты, и мне интересно быть продолжателем этого дела.

– Максим, вы же уже играли с кем-то из своих кумиров?

– Да, самым значительным и приятным собеседником и другом стал Вячеслав Бутусов. Позитивнейший человек.

– По каким причинам обычно возникали идеи выступить вместе с кем-то из рок-знаменитостей?

– Бывает, что придет спонтанная мысль спеть вместе песню, но предложение исходит не от нас. Вот, например, как возникла идея вместе спеть с Женей Федоровым, лидером группы «Tequilajazzz». Когда мы записали песню «Номера», у меня была навязчивая мысль, что я слизал гармонию у группы «Tequilajazzz», я слушал тогда их недавно вышедший альбом, очень красивый, – «Выше осени», у меня родилась песня, и мне показалось, что она похожа на их трек. Я зашел на студию «Добролет», это место в Питере, куда друзья могут всегда зайти, чайку попить и пообщаться. Спел им там эту песню. Они сказали: «Да ты чего?!! Дуралей, вообще не похоже! Отличная песня!», и Женя даже подпевать начал. «А может, запишем?» – спросил. Так все и произошло.

– Есть ведь еще и совместная песня со «Сплином».

– Это тоже не моя идея была. Александр Васильев искал человека, который может записать струнные. Тогда он только начинал сотрудничать с Андреем Алякринским, звукорежиссером студии «Добролет», а он знал меня и по записи «Торбы-на-Круче», и Бутусову для «Юпитера» я наиграл тогда много всяких струнных, и с Сургановой сотрудничал. То есть мог в записи заменить целый оркестр, потому что современные технологии позволяют это делать. Я играю на альте и на скрипке, то есть звуковая палитра получается достаточно широкая. И мне Васильев позвонил и попросил записать скрипки в одной из песен. А в Москве я даже вышел с ними на сцену и сыграл.

Книги, рождающие песни

– На выпуск нового альбома вы собирали деньги с помощью своих поклонников. Удалось набрать нужную сумму?

– Сейчас мы в эпицентре работы над новым альбомом. Этот краудфандинговый проект на портале Планета.ру был запущен с 14 сентября по 15 декабря 2013 года. Деньги были собраны даже в двойном размере. Это не просто сбор денег, – люди покупают у нас наши альбомы, которые пока не записаны. Такая колоссальная степень доверия. Это первый наш опыт, но он уже широко распространен в мире. Кроме альбомов с буклетами мы предлагаем людям фенечки, браслеты, флешки, какие-то одежки специальные… Еще разыгрывали удивительный лот для поклонников – можно придти и послушать нашу репетицию. Шесть таких лотов было, но их быстро раскупили. Презентацию альбома планируем устроить осенью.

– Максим, название группы вам подарил любимый писатель Толкиен…

– Точнее переводчик этого писателя.

– А песни возникают под впечатлением прочитанного, каких-то произведений?

– Да, в большей степени какие-то книги дарят такие моменты вдохновения. Фильмы, естественно, тоже, но не так глубоко получается, как в случае с книгой. Ведь пока ее читаешь, она входит в тебя, ты в нее полностью погружаешься. Книги для меня – важная часть жизни. Зачастую бывает так, что какая-то цитата, фраза настолько западает в сознание и там какое-то время живет, что я не могу от нее отделаться. Потом она какие-то свои образы вызывает, совершенно не касающиеся сюжета книги. То есть появляется тайный смысл, абсолютно новая история. Так было неоднократно. Вот в песне «Друг» есть строчка из Мураками. Бывает, что строчка становится основой песни, а потом я ее из песни вообще выкидываю, но песня появилась и живет своей жизнью.

– Что из последнего прочитанного можете посоветовать?

– Я еще до выхода фильма прочел «Географ глобус пропил» Алексея Иванова. Очень понравилось, талантливейший писатель. Потом я у него же прочел «Сердце Пармы», очень интересный исторический роман. У него потрясающий образный язык. Нравится итальянский писатель Алессандро Баррико, читал два его романа – «Шелк» и «Море-океан», тоже очень красиво пишет. Читал практически всего Мураками. Его мир образов очень сильно подходит к моему мировосприятию: много тоски, эротики, особая культура пития, мистика, тайные смыслы, то, что на бегу в этом мире не успеваешь замечать, а там все это есть.

– К слову о тоске: как думаете, почему в нашем русском роке так много печали?

– Русская душа, менталитет такой. Я постоянно повторяю слова Виктора Цоя: «Когда мне грустно, я пишу песни, когда мне весело, я провожу время с друзьями». Совершенно справедливо.

О беглецах и патриотах

– Вы согласны с мнением, что творец должен отражать действительность, ее неприглядные моменты? Например, реагировать на то, что происходит в политической жизни страны?

– Нет, я так не считаю. Просто если творец не может не творить, как бы высокопарно это не звучало, то он пишет о политике. Если может без этого, то пишет о другом. Все должно быть естественным. Если чутье работает на политическую тему, то – пожалуйста. Сейчас, конечно, не думать о кошмаре, происходящем на Украине, не получается. Но писать про это… Идет информационная война. Люди, живущие там, прекрасные люди, мы много с ними общались, выступали в украинских городах, у них те же глаза, никто не хочет войны. Но они попали в такой замес, что страшно. И у нас еще происходит сдвиг по фазе – русский национализм, псевдо-патриотизм. Потому что настоящий патриотизм – это любить, а не уничтожать.

– Если говорить о патриотизме: вы свою дочку Марусю хотели за границу учиться отправить. Не патриот российского образования?

– Не то, чтобы хотел, пока рано об этом говорить: она еще первоклашка. Но сейчас очень сложная ситуация в стране с образованием. Если это будет тематический вуз, как консерватория, например, то здесь можно учиться. И это очень котируемо за рубежом. Я вот считаю, что знание языков обязательно для современного человека, ребенку с детства надо это прививать. Со мной такого не было, и я потому чувствую себя ущербным, с трудом общаюсь за границей. Это ограничение в свободе, в восприятии мира, определенные шоры. А изучать языки лучше в языковой среде. И если здесь будут хотеть войны – не люди, а политики, то я хочу максимально уберечь дочь от подобного.

– Как она относится к вашему творчеству?

– Ей очень нравится. Но мы с ней не часто встречаемся, живем раздельно. Когда я в Питере, у нас в основном какие-то игры, прогулки, занятия вокалом. Она очень творческий человек, поет, танцует, сочиняет. Если я что-то начинаю сочинять, она говорит: «Папочка, не так!» и показывает. Стихи у нее из всего плетутся.

– Максим, у вас вышла книга «Торба со сказками», а еще что-то планируете написать?

– Нет, не планирую. Это давно писалось, в юности – с 17 до 20 лет. У меня есть еще недописанная повесть. Я написал 13 из 15 глав, потом понял, чем все закончится, и мне так скучно стало.

– О чем повесть?

– Она такая лирико-саркастическо-фантастическая. Про философа, который поработав на стройке БАМ, нашел там клад в несколько миллионов. Часть отдал государству, часть утаил. Стал жить на эти деньги в уединении. Затем к нему стали приходить разные гости, инопланетяне…

– А если бы вы оказались обладателем такого клада, на что бы вы его потратили?

– На родных и близких, на радости и путешествия. И обязательно на благотворительность.

А пока рокер делится тем, что имеет в достатке, – своими песнями.

Его песня «Беглец» с альбома 2009 года вошла в саундтрек к фильму «На игре», а, кроме того, украсила звукоряд курганского фильма «Беглецы» Константина Романова. В благодарность автору хита курганская съемочная группа вручила диск с фильмом в подарок – на память о Кургане и курганцах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *