Фестиваль «Коляда-Plays» представил театры всех форматов

Маскарад=

От документальных спектаклей до дачных читок, от театра со сложной машинерией до театра 5D с запахами селедки

Герой фильма «Человек с бульвара Капуцинов» бросил на ветер крылатую фразу: «Я отравлен синематографом… Фильмы заменили мне всё». То же самое, только про театр и спектакли, могли бы сказать неизменные участники фестиваля «Коляда-Plays».

Возвращаясь к рассказу о недавнем театральном празднике на Урале, приведу слова Николая Коляды, которыми он определил задачи фестиваля: «Я хочу, чтобы этот фестиваль был посвящен не только теме современной драматургии, но чтобы мы на обсуждениях говорили о том, что такое современный театр, современный режиссер, современный актер. Я знаю, что от Владивостока до Калининграда очень любят ставить Шекспира «в бархатных штанишках». Давайте уже менять эту ситуацию и пытаться найти новый театральный язык!».

Кстати, сам Коляда Шекспира ставит в лохмотьях, и даже в… розовых колготках и майке-алкоголичке, но именно его Шекспир живее всех живых – настоящий, честный, надрывный, нежный и пронзительный до боли в сердце, до слез в глазах самого Коляды (в роли короля Лира) и слез в глазах зрителей.

Король Лир 2=

Еще, по признанию Мастера, фестиваль был им придуман, чтобы во всем мире ставили пьесы уральских драматургов, чтобы их читали, и чтобы на фестивале публика увидела театры из небольших городов, неизвестные, но имеющие свое законное право на славу и любовь. И чтобы фестиваль становился для них не просто смотром достижений, а рабочей лабораторией, площадкой для радостного креатива и обмена идеями.

Фестиваль без границ

Новый театральный язык старательно искали многие из участников фестиваля. Палитра проб была широчайшей – от спектакля-концерта до документального театра, от читки в летнем дворике на даче Коляды в Логиново до большого театрального полотна с декорациями в полнеба и театра с машинерией будущего, театра-поезда. У кого-то получалось лучше, кому-то не всегда удавалось найти нужную тональность.

Боюсь, для охвата подробным анализом всех спектаклей было бы недостаточно и нескольких полос, поэтому короткими штрихами проложу маршрут по бескрайней карте театрального праздника.

Московский проект Александра Короткова первым взялся за пока нигде не ставившуюся пьесу Николая Коляды «Носатый» о возвращающемся из тюрьмы муже главной героини, которого та никак не может узнать в морально деградировавшем и отупевшем почти что животном. Постановка лично на меня произвела двойственное впечатление: вещь сильная, но актер играет столь убедительную мразь, практически без полутонов на протяжении всего спектакля, что невольно хочется представить, как бы тонко сделал это сам автор пьесы, где поставил бы многоточия, а где дал бы место другим чувствам кроме отвращения.

Спектакль-«поезд» в политически-утопический «Край» Валерия Шергина по роману Виктора Строгальщикова в исполнении театра «Ангажемент» (Тюмень) был полон сюрпризов технического свойства и отличился крепким мужским ансамблем, но темой из разряда «женщинам не понять» меня, увы, не захватил: я очень быстро потеряла нить сюжета в политических хитросплетениях заговоров и военных конфликтов.

Екатеринбургский театр «Волхонка» представил на фестиваль спектакль «Машина едет к морю» по пьесе Алекса Фон Бьерклунда. Выяснилось, что «иностранный автор» на самом деле исполнитель одной из главных ролей Александр Сергеев. Пьеса об одиночестве трех беспомощных мужчин, вынужденных делить его друг с другом и отчаянно мечтающих о побеге к морю, построенная на монологах не слышащих (порой и не видящих) друг друга людей, решена в аскетичном и темном камерном пространстве. И однако аскетизм декораций лишь усиливает боль персонажей, безысходность их заточения в четырех стенах своей ненужности.

Тема одиночества в мире, щедро напичканном всеми мыслимыми и немыслимыми средствами связи, оказалась темой номер один в современной драматургии. Самые болевые истории – об отсутствии любви, взаимопонимания между самыми близкими, о несбывшихся надеждах – нашли свое отражение в постановке Курского ТЮЗа «Американка» (по пьесе Коляды), в спектакле «Однажды мы все будем счастливы…» Вологодского театра для детей и молодежи, спектакле — «рок-балладе» «Бежать» проекта «The Театр» (Уфа), в стендапе Талгата Баталова «Узбек», в постановке «Жанна. Дальше будет новый день» Башкирского театра драмы, во множестве представленных вариантах пьесы Ярославы Пулинович «Наташина мечта» – о девочке-подростке из детского дома с непростым характером, отчаянно цепляющейся за призрак любви, готовой вырвать ее зубами и покалечить любого в боях за оную…

Мрачную атмосферу драматичных постановок разбавляли легкие, искрящиеся озорством и юмором спектакли, такие, как «Мне мое солнышко больше не светит» в Центре современной драматургии или как неожиданный эскиз спектакля «Гримерка» авторства музыканта Саши Гагарина, лидера популярной рок-группы «Сансара». Сюда же можно добавить читки новых пьес, проходившие под неизменный хохот зала.

Мне мое солнышко...=

С особенным нетерпением публика ждала театр из города Катовице (Польша) со спектаклем «Женитьба» в постановке самого Николая Коляды. Комедия в исполнении поляков приобрела более масштабные формы, как в прямом, так и в переносном смысле: актеры играли крупными мазками, образы получились даже более гротескные, чем в «Коляда-театре», костюмы были чрезвычайно ярки, а декорации впечатляли размерами ажурных «занавесочек» в несколько метров высотой и узористой росписью.

У Коляды получилось два довольно разных спектакля. И я если я остаюсь верна российскому варианту, это не говорит о том, что польский чем-то хуже.

Кстати, впервые в России фестиваль вышел за границы Екатеринбурга – польский десант с «Женитьбой» высадился на следующий день на сцене драматического театра в Нижнем Тагиле!

Обладателем Гран-при фестиваля «Коляда-Plays» в этом году стал как раз Нижнетагильский драматический театр им. Д. Мамина-Сибиряка за спектакль по пьесе Олега Богаева (по мотивам произведений Д. Мамина-Сибиряка) «Дикое счастье».

Гран-при фестиваля=

– Первые ощущения шоковые, – улыбался Игорь Булыгин, заслуженный артист РФ, художественный руководитель Нижнетагильского драматического театра. – Я бы так сказал: самый традиционный театр победил на самом нетрадиционном фестивале. Очень приятно, тем более что мы празднуем 70-летие театра, и Гран-при «Коляда-Плэйс» нам очень дорог. И впервые этот фестиваль прибыл в наш город, тем более с поляками, с которыми мы очень подружились. У нас только что в театре прошла премьера своей «Женитьбы», было очень интересно их сравнить.

«Коляда-Plays» в прошлом году триумфально прошел и в Польше, где пьесы Коляды и других уральских авторов ставят с большим размахом. И, по признанию переводчицы и театрального менеджера Агнешки Любомиры Пиотровска, в Польше про Екатеринбург впервые узнали именно благодаря «Коляда-театру» и «Коляда-Плэйс». Театральная среда Европы до сих пор опомниться не может от этого сильнейшего потрясения.

Любимое, доброе, вечное

Безмерную радость дарила офф-программа, в которой была такая россыпь хитов «Коляда-театра» и ЦСД, что дух от восторга захватывало – «Маскарад», «Ричард III», «Король Лир», «Трамвай «Желание», «Кошка на раскаленной крыше», «СашБаш. Свердловск-Ленинград и назад», «Как Зоя гусей кормила»…

Это все надо обязательно видеть! Мои курганские подруги сходили со мной на «Концлагеристов» – спектакль-утопию по «доброй пьесе, содержащей сцены насилия» Валерия Шергина в постановке Александра Вахова (этот тандем сейчас трудится над премьерой в «нашем «Гулливере») и ахнули: «Ну, если бы мы жили в Екатеринбурге, мы бы каждый раз на этот спектакль ходили!». Как я их понимаю, сама третий раз пришла на него, как и на остальные, впрочем.

Познакомилась с поклонницей творчества Коляды, местной жительницей Татьяной, муж которой уже начинает тихо ревновать свою благоверную к театру: «Восьмой раз смотришь «Вишневый сад»! Это подозрительно! Наверное, в красивого актера влюбилась!».

Но разгадка-то проста: постановки эти заставляют душу трудиться, голову работать, сердцу дарят упоение, телу – энергию, окрыляют, вдохновляют, не дают покоя мыслям, которые месяцами мечутся в решении заданных режиссером и актерами сложных духовных ребусов.

Именно такой душевный непокой подарили и две последних громких премьеры – «Фальшивый купон» в «Коляда-театре» по пьесе Екатерины Бронниковой и Николая Коляды, написанной по мотивам повести Льва Толстого, и «Чайка» Чехова в постановке Рината Ташимова (ЦСД).

Чайка фото Марины Козлачковой=

Спектакль Коляды – о том, что зло маленьким не бывает: и ничтожная подлость может превратиться в большую беду, вырасти до зла вселенского масштаба. Что может остановить этот снежный ком, и есть ли смысл у покаяния и прощения в стране, где так часто звучит фраза: «хоть святых выноси!»?

А вот постановка «Чайки» с полностью сохраненным текстом и при костюмах в духе той эпохи сначала кажется далеким от оригинала и очень нетривиальным видением чеховской пьесы. Ринат создал спектакль в формате 5D, задействовав все чувства разом – от зрения и слуха до обоняния (щедро вооружив актеров луком, селедкой и хлоркой).

Чайка еще=

Но при глубочайшем рассмотрении (и не с первого раза порой) гротесково поданные характеры открывают двери в такую потайную комнату человеческих чувств, что невольно съеживаешься от шока, жалости, тоски. Гамма эмоций – от первоначального неприятия до «хочу увидеть еще и еще!». Роскошная игра актеров, смелая режиссура, особый, рок-н-ролльный, ритм постановки захватывают внимание с первых секунд. А если спектакль не отпускает и после (как здесь), держа мощью своей живой энергии, неожиданных раскладов, безумно раскручивающегося действия – сомнений нет, что это очень сильный спектакль.

В честь «Чайки» у здания Центра современной драматургии по Тургенева, 20 (той самой живописной избушки) был сооружена «летняя сцена Кости Треплева». Возле нее каждый вечер проходили актерские клубы, на ней состоялся концерт ижевских музыкантов, тут же праздновали день рождения Шергина, начавшийся сразу после полуночи… Ну не прав ли был Шекспир, говоря, что весь мир – театр, если мы словно продолжали жить в декорациях любимых спектаклей?!

А еще был большой актерский пикник на даче Коляды в Логиново с непременными читками новых пьес молодых драматургов, новые знакомства…

Коляда=

Москвичка Ольга Сычева давно дружит с Николаем Колядой и признается: «Я очень рада, что в моей жизни появился этот человек, потому что очень много важных вещей я для себя открыла благодаря ему и его жизни, его творчеству, пьесам и спектаклям. Моя жизнь как-то сразу осветилась.

Вот уже 10 лет я приезжаю на фестиваль. Здесь можно увидеть театры, которые никогда в Москву не приедут. И у них у каждого свой взгляд на драматургию. Очень интересно, когда одну пьесу ставят совершенно по-разному. На фестивале много молодежи, молодых актеров и режиссеров, а это дает огромное количество энергии зрителям. Очень нравится атмосфера – самая гостеприимная, дружная, все очень по-домашнему. Тут открываются новые имена, меняются взгляды на мир и театр, люди получают дополнительную энергию для своего творчества».

Драматург Женя Кокшарова тоже специально приехала из Санкт-Петербурга в гости к любимому учителю: «Очень испугалась, что «Коляда-Plays» проводится в последний раз – не могла пропустить такое. Коляда – настоящий наставник, за которым хочется идти, которого хочется слушать. А то, что мою пьесу «Только хорошее» в этот раз взяли на читку в Логиново, для меня как напутствие – значит, нужно писать и дальше!».

На последние три дня фестиваля успел заскочить режиссер из Курска Игорь Селиванов, который не захотел уезжать обратно: «Тут так круто!».

С фестиваля «Коляда-Plays» домой, действительно, часто уезжают со слезами, но с надеждой обязательно вернуться.

О музыкальных событиях «Коляда-Plays» и интервью с талантливым учеником Коляды и главным режиссером Центра современной драматургии («Коляда-центр») Ринатом Ташимовым, чьи спектакли будем ждать в Кургане осенью, читайте в ближайших выпусках газеты «Курган и курагнцы».

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *