Курганцам показали «наивный» спектакль в авангардном жанре

IMG_9977

Постановка «Наивно. Супер» направила драмтеатр по экспериментальному пути

Зрители, уютно расположившиеся в креслах драматического театра в ожидании начала спектакля «Наивно. Супер», слегка удивились, когда вместо открывающегося занавеса увидели титры на большом экране.

«Неужели будет кино?» – подумали недоверчиво. На экране в знакомых интерьерах улицы Гоголя в компании странного персонажа резвился молодой человек – главный герой Эспен. Юноша с пленки, прогулявшись по горсаду, приблизился к крыльцу драмтеатра, зашел в фойе и потянул ручку двери в зрительный зал… Свет на экране потух, а в зал из кинофильма шагнули наш герой и его нелепый спутник.

На сцене началась самая обычная жизнь молодого человека, наполненная его переживаниями, тревогами, комплексами и поисками своего места в этом мире. О том, что в этой жизни не все его устраивает, герой спектакля задумался на праздновании своего 25-летия, да так основательно, что решил забросить все прежние дела и начать поиски потерянного смысла.

Московский режиссер Артем Галушин позаимствовал своих персонажей из двух романов норвежца Эрланда Лу – «Наивно. Супер» и «Мулей». Молодой постановщик смело сплел две линии судьбы в одной пьесе – уже упоминавшегося 25-летнего Эспена и 18-летней девушки по имени Лиза, потерявшей в аварии своих родителей. И герой, и героиня в состоянии смятения перед жизнью, но режиссер подарил им мечты, сны, встречу и хэппи-энд, сохранив в них изумительную наивность давно выросших детей.

IMG_9738

Споры вокруг романов Лу не утихают, кто-то восхищается искренностью, трогательностью и самоиронией его персонажей, другие находят их крайне инфантильными и бестолковыми. Эспен в исполнении Ивана Шалиманова, действительно, похож на современного Иванушку-дурачка в поисках счастья, – судя по всему, это один из любимых образов режиссера. В мальчишке Берре (его играет кукла) и то больше мудрости и жизненной хватки.
Девушка Лиза (Анна Сараева) тоже беспомощна перед жизнью и нуждается в советах отца, приходящего к ней в образе заботливого ангела с папироской (Сергей Радьков). А в сиротской действительности ее посещает только психолог, стремящийся спасти девушку от суицида. Лучшее лекарство – любовь – у нее еще впереди.

Режиссер щедро пользуется в спектакле приемами экспериментального театра. Это и выдвигающиеся ящики комода с вскидывающимися оттуда руками, и чаепитие в шкафу, и видеопроекции, запускающие по стенам то строчки дневника Лизы, то бегущие по небу облака во сне Эспена.

IMG_9972

Вместо дождя – мягкая тучка в виде зонта с развевающимися ленточками из целлофана, почти елочного «дождика». Вместо настоящего мальчика – мальчик-кукла, а вместо куклы и плюшевого медведя – актеры. Образы перетекают один в другой, постоянно трансформируясь.

Прекрасны прически и платья эпохи 20-30-х в воспоминании о молодости бабушек и дедушек героев. Настоящее украшение сцены – группа из прошлого, лихо отплясывающая чарльстон.
Спектакль, как и роман, сродни наивному искусству, «наивной» живописи, потому не в каждом найдет отклик –  у такого искусства полно как ценителей, так и противников.

Фоторепортаж Ксении Майтама.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *