Максим Аверин рассказал курганцам, какой бывает любовь

IMG_4406

Актер показал в Кургане свой спектакль-откровение по стихам великих поэтов

Истинного искусства, того, что только и имеет право зваться высоким, очищающим, возвышающим, в гастрольной театральной афише на долю курганских зрителей выпадает не так уж много. Моноспектакль Максима Аверина «Все начинается с любви…» – редкое исключение, пропустить который значило бы обеднить палитру душевных переживаний, пройти мимо поэзии чувств. И не открыть для себя Актера с большой буквы, который, как и полагается человеку его профессии, будит душу, тормошит разум, выворачивая наизнанку свое сердце, чтобы мы наполнились его соками жизни и радости, боли и отчаяния, и вышли из зала новыми людьми – более нежными, терпеливыми, любящими.

Нервная скрипка Любовь

Все началось с того, что на экране пронеслось несколько кадров из фильмов, сделавших Аверина знаменитым (в том числе и непременный «Глухарь»). Сам режиссер и герой постановки, пританцовывая, появился на сцене с песней «Здравствуйте!». Спрыгнул в зал, пронесся вдоль рядов, по ручке здороваясь со зрителями, подкупил незвездной простотой. Люди потянулись – «такой свой»! Доверительный разговор о любви пошел по тропинкам пронзительных строк любимых поэтов – Александр Вертинский, Владимир Маяковский, Владимир Высоцкий, Давид Самойлов, Роберт Рождественский.

От образа Пьеро к образу Арлекина, то грустный клоун, то мятущийся поэт, каждое стихотворение, песня – отдельная пьеса, драматически законченный номер. Актер умудрился в несколько строк поэта вложить палитру всех оттенков любви, сыграть на струнах души зрителя и нежный ноктюрн, и ностальгическую элегию, и искрящийся джаз, и трагическую балладу.

IMG_4298

«Но когда он играет «Концерт Сарасате», ваше сердце как птица, летит и поет». Как грубому герою утонченного Вертинского, за одно это рвущее сердце прочтение страстной поэзии, за катарсис и набегающие на глаза слезы уже можно было простить многое, если бы нужно было прощать.

Метущейся и неспокойной творческой натуре Аверина несомненно созвучны признания Маяковского в любви нервной, издерганной скрипке, мощь и мужественность поэзии Высоцкого, романтизм и теплота строк Рождественского. Сколько зрительниц после спектакля потянулось к книжным полкам в надежде перечитать пережитые накануне строки, открыть новых авторов или заново познакомиться с уже известными, но так и не узнанными до конца!

Максим, снижая накал душевного напряжения в зале, переключался на юмор, вспоминал нелепости, которых в актерской жизни накопилось достаточно. Школа «Сатирикона» и Константина Райкина, знаменитого учителя Аверина,  чувствовалась и в танцах, и в непобедимом жизнелюбии и неиссякаемой энергии исполнителя.

Галантный кавалер, певец прекрасных дам, он слетел со сцены в зал с букетом белых роз и раздарил их зрительницам, не помнящим себя от счастья.

IMG_4396

Актер, режиссер, журналист

За несколько часов до спектакля состоялся наш разговор с артистом и тут же сложился портрет героя без ретуши, творца, желающего коммуницировать только на равных: ему одинаково чужды и грубая лесть, и спешка поверхностного общения без взаимного интереса.

Он предельно требователен к себе и считает, что имеет право быть таким же взыскательным к окружающим. Без сомнения, жесткий, как всякий перфекционист. Теплая, солнечная и неповторимая в своем очаровании улыбка Аверина – конечно, уже брэнд, но обманываться не стоит: в приватной беседе он не каждого ей одарит. Он может быть злым, нервным, раздраженным, наверное, даже невыносимым – как многие известные, любимые всеми великие российские актеры, предельно ранимые люди с хрустальной душой, несущие в своем творчестве божественный огонь искусства и берегущие его от чужого враждебного веяния, грубого взмаха – «не задули бы!». Даже брать у него интервью для журналиста — экзамен на профессионализм. Но, забегая вперед, скажу: мы с двумя коллегами-подругами его с честью выдержали. Организаторы гастролей потом удивлялись, как это Максим, обычно уделяющий журналистам не более пяти минут, проговорил с нами почти час!

IMG_1024

– Сейчас встретил за кулисами человека сцены. Он спросил: «Первый раз у нас работаешь?» Я ответил: «Первый!». Он прищурился: «Что-то лицо знакомое». Это хорошее начало, когда принимают за своего, за местного, — рассмеялся Максим, рассказывая о первых встречах в Кургане.

Разговор зашел о спектакле, и он сделал неожиданное признание:

– Впереди меня, мне кажется, идет жадность. С одной стороны, «театр — как это прекрасно!», а с другой стороны, это такое же производство. И ты шурупчик, винтик в большой машинерии этого производства. Меня это положение не очень устраивает, мне хочется много, сразу всего и обязательно интересного. Я ненасытен, такая моя планида. И когда, грубо говоря, на меня возник спрос, во многих городах нашей необъятной родины мне стали предлагать творческие встречи. Но я же еще «молодой, подающий надежды», поэтому, мне кажется, что нескромно выходить на сцену в джинсах: «А давайте я расскажу вам, как снималась 57-я серия «Глухаря»!». И я решил создать форму спектакля- ревю, концерта (мне больше нравится «моноспектакль»), в котором звучит поэзия, музыка, которые на сегодняшний день определяют меня как артиста, как человека, которого вы бы назвали «свой». А если свой, то должен говорить то, чем дышишь, чем сам вдохновлен и чем можешь увлечь своего зрителя.

Остальные подробности беседы с актером – о том, почему он пробует себя в музыке и журналистике, зачем хранит письмо с фразой «Аверин, вы — дурак», как сражается с недоброжелателями и почему хотел бы сжечь некоторые свои киноработы, — читайте в одном из ближайших выпусков газеты «Курган и курганцы».

Фоторепортаж Александра Алпаткина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *