В Курганском театре драмы сезон откроется премьерой спектакля «Ромео и Джульетта»

DSC_6872

Самую печальную историю любви поставят в современной динамике и необычной пластике

Своеобразным подношением величайшему драматургу мира в честь его 450-летнего юбилея и прекрасным подарком курганским зрителям станет премьера нового спектакля в Курганском драматическом театре. Самой печальной и вечной историей любви по бессмертной трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта» артисты открывают новый 72-й сезон.

Да, набрались смелости и «замахнулись на Вильяма нашего Шекспира», как говаривал незабвенный персонаж Евгения Евстигнеева. Тем более что опыт общения с наследием великого классика у наших актеров уже имелся: с большим успехом на курганской сцене шла несколько лет назад комедия «Ночь любовных помешательств» по пьесе «Сон в летнюю ночь».

Шекспировский легкий слог и сложную драматургию доверили режиссеру из Петербурга Людмиле Исмайловой – ученице Леонида Хейфеца. Людмила Олеговна закончила Щукинское училище, работала главным режиссером в Кинешемском драматическом театре имени А. Н. Островского, ныне она – главный режиссер Государственного русского драматического театра в городе Стерлитамаке (Башкирия).

В предпочтениях Людмилы Исмайловой – мировая классика, среди авторов, которых довелось ставить, только громкие имена – Островский, Чехов, Мольер, Макдонах и, наконец, Шекспир. Выбор, всякому театралу внушающий безусловное уважение, ответственный и сознательный, потому как у главного режиссера, конечно, есть свобода, ограниченная разве что обстоятельствами (отсутствием подходящих для роли артистов, условий, средств, возможностей). «Я делаю только то, что хочу, и в этом смысле я счастлива», – признается Людмила Олеговна.

Однако чтобы сегодня ставить Шекспира, нужно иметь характер авантюрный, склонный к серьезному риску, что режиссер и не отрицает.

– Если тебя приглашают на Шекспира, то это большая удача, – считает создатель нового спектакля. – Не все режиссеры вообще в жизни прикасаются к Шекспиру, он очень сложен. А то, что мне дали это право попробовать, очень меня увлекает. Больше всего в наследии Шекспира мне нравится «Гамлет», но это совсем уж непростой материал, до него надо дозреть, придумать нечто необычное, обязательно встретить своего Гамлета, чтобы захотелось ставить на него спектакль. Если честно, мне нравится такой военный жесткий театр со спектаклями типа «Макбета», так чтобы всех персонажей в конце поубивать (смеется).

– Почему именно «Ромео и Джульетта»? Значит ли это, что наш актерский состав подходит именно для этого сюжета?

– «Ромео и Джульетта» – потому что в театре много молодежи, они хотят расти и расти на лучших мировых пьесах. А тут есть роли на вырост. Конечно, молодым актерам какие-то вещи даются сложно, но они на этом учатся, развиваются, им все интересно. К выбору пьесы нельзя подходить с меркой: «А есть ли у нас для этого соответствующие персонажи?». Мы так вообще ничего ставить не будем, а только то, на что, как кажется, сил хватит. Но в Кургане достаточно сильная труппа, есть неординарные ребята. Местной молодежи вполне по зубам Шекспир.

– Внесены ли в классический текст поправки с учетом на современность? Как он будет перекликаться с нынешней действительностью?

– Шекспира не сложно играть или ставить в первозданном виде. Но современный человек с большим трудом сможет смотреть Шекспира, если его не адаптировать к современности. Это будет нереально, я думаю.

Мне, безусловно, нравятся английские спектакли. Вот театр «Глобус» привозил к нам свои постановки. У них такой потрясающий шекспировский театр, в котором есть и современные версии, и версии, сделанные как историческая реконструкция. Но это английские артисты, для них Шекспир – плоть от плоти, он у них в генах. И там другой зритель, там очень хорошо слушают текст. Однако этот театр не органичен для России и для Кургана. Здесь нужен спектакль, который будет понятен достаточно широкому кругу зрителей. Мы ставим пометку «14+» – это значит, что спектакль и 15-летним подросткам должен понравиться. На постановку мы пригласили молодого хореографа из Уфы Ярослава Францева, он скорее даже режиссер по пластике. Поэтому пластика в спектакле будет современной, особенно драки: вы не увидите 5-минутных драк на шпагах, все будет намного жестче, динамичнее и эмоциональнее. Как в кино.

– Лео ди Каприо, игравший Ромео в фильме База Лурмана, тоже стрелял из пистолета и ездил на сверхскоростных автомобилях…

– Вот именно! Мы должны переводить действие в сегодняшний день и говорить о современниках. Мы не знаем, какими были те подростки, но, на мой взгляд, чувства человеческие не очень поменялись. А вот ритм жизни сильно изменился. Меняется объем информации, который получали они и получаем мы. Считается, что за один день из интернета можно получить столько информации, сколько человек средневековья за всю свою жизнь не получал. Скорость обработки информации стала быстрее: никто не будет слушать длинный монолог, если все уже всё поняли с двух реплик. Либо этот монолог нужно прочитать стоя на руках, тогда, может, и послушают. И то маловероятно, все равно нужно перевести все с учетом сегодняшнего дня, театр – это же не музей этнографии. И мы создаем современный, не архаичный спектакль.

Исполнитель роли отца Джульетты Иван Дробыш (Капулетти) заметил, что пьеса Шекспира в наше время как никогда актуальна: не находите ли и вы параллели между современной бессмысленной враждой двух родственных стран и столь же глупой враждой кланов Капулетти и Монтекки?

Так что мостик между прошлым и современностью выстроен, как и впечатляющие декорации спектакля, которые уже раскинулись на сцене огромной средневековой конструкцией. Участники процесса обещают показать нечто необычное и в энергетике, и в пластике спектакля. И, конечно, речь пойдет о вечно живой силе любви Ромео (Александр Шарафутдинов) и Джульетты (Анастасия Черных) – эта тема никогда не перестанет волновать сердца людские.

Остается добавить, что премьера спектакля «Ромео и Джульетта» состоится 26, 27 и 28 сентября.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *