Японские фантазии «Гулливера»

Третьякова

В Курганском театре кукол открывается месяц культуры Японии

Послезавтра в мире отмечается Международный день театра, а чуть раньше, 21 марта, повод отпраздновать свой профессиональный день был у театров кукол. Театр – совершенно особенный очаг культуры и искусства и даже в свой праздник он делает подарки всем окружающим, как, например, театр кукол «Гулливер», который в День театра, 27 марта, представит публике необычный проект – «Шестое время года». Так в Японии называется время после сезона дождей, когда словно возвращается лето и наступает нежная «японская ясность».

О том, какая связь существует между Японией и Курганом, что общего между японским эпосом и русской сказкой про Снегурочку, из каких запахов будет создан спектакль для слабовидящих и из каких жестов и движений – постановка для слабослышащих, мы поговорили с директором театра кукол «Гулливер» Еленой Третьяковой.

– Елена Николаевна, «Гулливер» очень нетрадиционно отмечает в этом году День театра. Как случилось, что в «Гулливере» открываются Дни японской культуры? Какие сюрпризы ждут зрителей на празднике?

– Как известно, в этой жизни ничего случайно не происходит. Наверное, звезды сошлись на небе еще тогда, когда у Татьяны Кокиной появился ее волшебный номер «Японка». А год назад на нашем фестивале «Мечта о полете» мы увидели японский спектакль «Хатенаси», который никого не оставил равнодушным. Все гости фестиваля отметили, что курганская публика просто потрясающая: так, как курганцы, японский спектакль мало кто воспринимал. И сами японцы были приятно удивлены такой невероятной реакцией курганских зрителей.

Тогда-то мы и предложили режиссеру Ёити Нисимура поставить у нас спектакль с японским колоритом – «Сияющая в ночи». Ёити – человек достаточно обрусевший, учился режиссуре в Санкт-Петербурге, у него русская жена, хорошо знает Россию и русскую культуру, но живет при этом в Японии. Мы предложили сделать спектакль на Таню Кокину, он поприглядывался к ней во время фестиваля и согласился.

В сентябре побывал в Кургане, запустил цеха, провел худсовет, с Таней поработал. А в марте он приезжает с актрисой Мияко Куротани, знакомой зрителям по спектаклям «Хатенаси» и «Рассказы памяти», – эти постановки получили  Гран-при III  курганского фестиваля «Мечта о полёте». И наши зрители получат еще одну возможность увидеть в апреле спектакль «Хатенаси». А так как носитель японской культуры Ёити Нисимура будет жить в Кургане целый месяц, мы предложили ему поделиться с нами своими знаниями, погрузить нас в эту неведомую и такую загадочную для нас культуру.

«Гулливер» будет готовиться к премьере, а курганские зрители будут узнавать нечто новое про японскую поэзию, литературу, иероглифы, живопись, традиции, японские фильмы…

– У вас есть какая-то особая программа в День театра?

– 27 марта состоится презентация проекта, мы покажем несколько новых номеров и нашу знаменитую «Японку». Мияко тоже готовит сюрприз.

Будущий спектакль «Сияющая в ночи», кроме всего, адресован слабослышащим людям. Наш театр получил грант главы города Кургана на реализацию этого проекта для людей с проблемами слуха, цель которого – обеспечить для них доступность театрального искусства. Язык театра кукол столь выразителен, что можно заткнуть уши и понять о чем речь абсолютно без слов. Единственное, чего не хватает в этом случае, так это музыкального сопровождения. Но настроение и содержание можно легко уловить, поскольку визуальный ряд богатый, в нем есть и маски, и настоящие японские куклы.

На всех проектах для того чтобы и участники, и зрители лучше понимали друг друга, нам будут помогать сурдопереводчики и переводчики с японского языка.

Идея проекта такова: не важно, на каком языке мы говорим, важно услышать друг друга, достучаться до сердца – пластикой, жестами, игрой, танцем… Кукол для будущего спектакля изготовят в Японии, декорации делаем мы сами. В спектакле будет звучать музыка в живом исполнении на удивительном инструменте. Каком? Пока это сюрприз для публики.

– Знаю, что в «Гулливере» планировалась постановка спектакля «Щелкунчик» для людей с ограниченными возможностями. Какова его судьба?

– Эта постановка рассчитана на слепых и слабовидящих детей. Спектакль будет поставлен в декабре, и в нем мы используем возможности тактильных ощущений и обоняния. В сказку будут включены все новогодние запахи, создающие праздничное настроение, – запахи мандаринов, кофе, имбиря, шоколада…

– Елена Николаевна, в чем заключается, по вашему мнению, миссия кукольного театра? Сергей Маковецкий в своем моноспектакле недавно заявил, что театр вовсе не призван менять человека, это не в его власти…Вы согласны с этим утверждением?

– Миссия нашего театра формулируется так: «воспитание эстетически грамотного человека высоким качеством искусства». То есть наша задача – хорошо делать свое дело, показывать лучшие образцы высокого искусства, поскольку мы работаем в первую очередь для детей. Первый в жизни театр каждого человека – это театр кукол, в него ребенок приходит уже в три года. Потом он пойдет в филармонию на концерт, в хореографические кружки, в музыкальную школу… А в три года только в театр кукол! Тем более что сейчас у нас будут постановки и «0+», мы разрабатываем и такой проект. Но это самое сложное – удержать внимание полуторагодовалых малышей. Спектакли в этом случае должны длиться не более 15 минут, 20 минут – уже перебор.

– Прежде в «Гулливере» ко Дню театра проводился необычный фестиваль «Ярмарка тщеславия», смотр лучших актерских работ. А сейчас о нем ничего не слышно…

– Да вот как-то пока не складывается. Повторяться из года в год не хочется. Хочется быть разными. У нас возникла новая идея – сделать «Карнавал животных» Сен-Санса. Но она оказалась столь грандиозной, что ее не удастся осилить и за три месяца. Мы от идеи не отказались, и даже мечтаем сделать это представление в сопровождении камерного оркестра, но это пока планы на будущее.

– Кризис наверняка внес коррективы в ваши гастрольные планы и в жизнь театра. Как справляетесь? Каковы перспективы на участие «Гулливера» в международных фестивалях?

– Для меня уже традиционно: «чем хуже – тем лучше». Главное, чтобы нравилось то, что ты делаешь. В театр ведь приходят не за деньгами, здесь не заработать больших денег. Во всяком случае, в нашем театре. Здесь, прежде всего, служат искусству.

В условиях кризиса от каких-то поездок на фестивали, безусловно, пришлось отказаться, потому что это на самом деле дико дорого. Но мы абсолютно точно поедем на фестиваль в Чувашию в октябре, куда нас уже пригласили со спектаклем «Сияющая в ночи». Это особенный фестиваль для особенного зрителя – для инвалидов. Там будут проходить лаборатории, семинары, участники поделятся опытом, как работать с таким зрителем…Самое удивительное, что именно театр кукол с его универсальным для всех языком первым начал разрабатывать такой вид работы, аналогов в иных театральных сферах я пока не знаю.

– А насколько особенное место среди других театров занимает «Гулливер»? Наверняка зрители, коллеги, критики говорили вам, чем он отличается от других служителей Мельпомены…

– Я вместо ответа зачитаю отзыв известного театрального критика Павла Руднева: «В театре «Гулливер» есть все, что делает театр театром, а не учреждением для досуга и развлечения. Я не кукольник, занимаюсь драмой, но всегда на лекциях о современном театре говорю о том, что главный застрельщик экспериментов в России – это театр кукол. Здесь чаще всего испытываются на прочность различные идеи синтеза: театр кукол плюс что-то. И курганский театр кукол тут во многом во главе процесса. Здесь всегда помнят о том, что кукла – это предмет не только игры, игротеки, но и сакральный символ: все мы – куклы в руках вечного космоса и редко кому удается разгадать свое предназначение».

– Как формируется репертуар театра, по каким критериям вы выбираете пьесы для постановки?

– У нас существует художественный совет, который и выбирает хорошую пьесу. Это главный критерий – пьеса должна быть качественной. Плохая пьеса – плохой спектакль.

Через несколько дней после японского проекта к нам приезжает Станислав Железкин. Большая радость – Паратов на белом коне (смеется). Он будет ставить на нашей сцене спектакль «Умка», а также восстановит «Сказку о рыбаке и рыбке». «Рыбке», наверное, лет 25 исполняется – это к тому, как мы выбираем пьесу – на века. Хотя можно испортить и Пушкина, но если объединяются Пушкин, Железкин и Терещенко (главный художник театра – прим. авт.), то постановка точно будет жить четверть века. Или возьмем, например, «Эдип» Софокла, пьеса пережила столько веков и по сей день актуальна.

– Все-таки предпочтение отдаете вечной классике?

– Не только, ведь был и очень современный «Весь Шекспир». Когда читали пьесу, первое впечатление у меня сложилось: «Боже мой, какой-то КВН!». А получился прекрасный, по-настоящему театральный спектакль.

Обязательно учитываем и возрастной ценз, чтобы для каждого возраста было достаточно спектаклей, стараемся удовлетворить потребности всех возрастов.

– Как удается привлечь самого требовательного зрителя – молодежь – к театру кукол?

– У нас есть спектакли как раз для молодежи: «Каприч`ио», «Паноптикон», «Эдип», «Волшебная флейта». Они очень разные, но каждый спектакль по-своему очень притягателен и интересен. Вот и спектакль «Сияющая в ночи» – тоже адресован молодым, потому что это история великой любви, рассказанная без слов. Это японский эпос, где старик, резчик бамбука, находит маленькую девочку – принцессу. Как в сказке про Снегурочку, он ее растит, но жизнь девушки на земле продолжается недолго. Принцессу послали на землю, чтобы она очистила здесь свою карму, тут ее полюбил император, но она вынуждена вернуться на небо, жертвуя своей большой любовью.

Остается добавить, что «Шестое время года» в Кургане продлится с 27 марта по 29 апреля. Этот сезон обещает стать по-японски мистическим, полным загадок, изящным и утонченным, как истинный Восток.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *