Зарубки на сердце

курган новости

Из семерых Шмаковых, ушедших на фронт, вернулся только Алексей

Более десяти страниц текста, набранного на компьютере, бережно хранятся в семье участника Великой Отечественной войны Алексея Ивановича Шмакова. Воспоминания о детстве, о войне, о нелегких послевоенных годах, записанные его дочерью Ларисой Алексеевной Черниченко (Шмаковой).

Внуки дали запискам эпиграф: «Мы гордимся своим дедом!».

А Аркадий Иванович Шмаков, младший брат фронтовика, озаглавил их как «Уроки военных лет». Аркадий Иванович и принес в редакцию эти бесценные теперь страницы — Алексея Ивановича не стало в 1999-м, в 74 года.

Аркадий Иванович очень дорожит воспоминаниями брата – даже не сразу согласился оставить их для работы в редакции; говорит о нем с огромной гордостью. А отвечая на мои вопросы, не может сдержать слез.

Семье очень хотелось, чтобы в преддверии Великой Победы на страницах нашей газеты появился рассказ об отважном воине Алексее Шмакове

Прокричали репродукторы беду…

Алеша родился 19 августа 1925 года в многодетной семье Шмаковых — у них было 9 детей. Ходили в обносках да в самотканых холщевых рубахах; хлеба всегда не хватало. В 1933 году случился страшный голод, один из детей – Юра — умер.

А Алеша рос здоровым крепышом. С малых лет стал помощником в доме.

«С восьми до семнадцати лет досталось мне до соплей и слез «наслаждаться» мытарством на колхозных полях: на быках, коровах, лошадях и тракторах; за плугом бороной, жаткой; зимой и летом, при любой погоде; голодным и босым», — так сам Алексей Иванович рассказывал о своем детстве. При этом он хорошо учился школе. А во время каникул работал в колхозе так, что нередко получал подарки от колхоза и МТС.

Когда началась война, Алексею еще не исполнилось и шестнадцати… Всю жизнь перед его глазами был тот черный репродуктор, из которого прозвучали обжигающие душу слова: «Сегодня в 4 часа утра, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну…».

В первые же дни ушли на фронт глава семьи Иван Александрович Шмаков, его сыновья – Григорий и Александр. Братья Ивана Александровича – Федор, Исай, Михаил – тоже встали в ряды защитников Отечества.

Пятнадцатилетний Алексей остался в семье за старшего; чтобы помочь матери, пришлось бросить учебу и пойти работать в колхоз.

«В начале 1943 года, в семнадцать лет, я попросился добровольцем на фронт. Попал в Чебаркульские военные лагеря. Через два месяца направили в Златоустовское пулеметное училище, где учился по двухгодичной программе на офицера. Готовили для фронта серьезно: занимались по шестнадцать часов в сутки, зимой и летом, в дождь и в снегу по пояс, по горам и лесам, без обогрева, на лыжах, с пулеметами на плечах, — вспоминает Алексей Иванович. — Не спали по два-три дня. Это называлось закалкой по -суворовски: «Тяжело в учении, легко в бою». Многие не выдерживали, но я легко все переносил, потому что в большой семье всегда недоедал да и к морозу был привычен».

Просто повезло

курган новости

Алексей Иванович Шмаков

После окончания училища летом 1944-го года младший лейтенант Алексей Шмаков был направлен на фронт. Он оказался в Старой Руссе в составе 54-й армии, с которой дошел до г. Валга (Эстония). Там Алексея отправили на трехмесячные прифронтовые инженерные курсы, где обучали разминированию минных полей и взрывным работам, чем он потом и занимался в составе 500 -го минометного полка, расчищая путь пехоте при освобождении Прибалтики. Очень многие остались в той земле навсегда. Девятнадцатилетнему Алексею Шмакову тогда повезло.

Повезет ему и позже. После взятия г. Риги 3-й Прибалтийский фронт был расформирован, и Алексея Шмакова в составе группы офицеров направили в Литву для сопровождения литовских солдат на фронт. «По пути следования эшелонов на передовую они разбегались, вот мы их и охраняли, — объясняет Алексей Иванович. — При передаче солдат литовским офицерам на передовой налетела немецкая авиация, потом пошли «Тигры»… Многие пострадали. Был и я ранен, но легко: осколки попали грудь и в бедро, но кость не задело».

На этом «командировка» Алексея Шмакова закончилась. Но не закончились испытания, которых на войне было ох как много!

«Когда мы возвращались в Вильнюс, наш поезд остановился на станции. И тут началась бомбежка, — читаем в записках Алексея Ивановича. — Бомба пробила стену вагона. Трое наших ребят погибли. Я ударился так, что сломал челюсть, а еще меня контузило…». Наступившая из-за контузии глухота стала причиной еще одного происшествия. На одной из остановок бойцы вышли из вагонов, развели костры, чтобы согреться. Алексей задремал и не услышал сигнала на посадку в вагоны. Когда открыл глаза, увидел, что поезд уходит. Из-за раненой ноги догнать его Алексей не успел. Остался в одном кителе, без денег и продовольствия.

Чтобы не отстать от своих, сел на проходивший товарняк, устроился на буфере вагона. Сильный мороз, ветер … Прибыв на станцию, Алексей не мог разогнуть ни ноги, ни руки. На пересыльном пункте узнал, что его эшелон ушел в Минск. Пришлось Алексею – раздетому, больному, голодному — еще два дня ждать поезда на Минск…

«Вскоре меня направили в танковый корпус, который вновь формировался. Он пополнялся теми, кто прошел бои под г. Курском и на Сандормирском плацдарме, и направлялся на 1-й Украинский фронт, — описывает Алексей Шмаков свой дальнейший путь на войне. «Мы подходили все ближе к границе Германии, — продолжает он. — Наш корпус действовал на передовой через город Заган, что в 150 километрах от Берлина. Мы обходили его с южной стороны. Второго мая 1945 года Берлин был взят».

Через две недели танковый корпус должен был отправиться в Японию. Но судьба распорядилась иначе. «Нас оставили в Польше, для ликвидации бандеровцев. Меня командировали в 277-й артиллерийский полк, в учебное подразделение – командиром школы младших командиров в г. Белосток. Первого мая 1946 года на курсантов, охранявших ночью горюче-смазочные материалы на станции Белосток, был совершен налет бандеровцев. В перестрелке пуля обожгла мне глаза – если бы не козырек фуражки, отправился бы в могилу», — признается А.И. Шмаков.

Из семерых Шмаковых, ушедших на фронт, в живых остался он один.

«Мой отец и его братья – Иван, Федор, Исай, Михаил Александровичи, два моих брата – Григорий и Александр Ивановичи погибли в 1941-1942 г.г. при защите Москвы, Ленинграда, под Старой Руссой и Волховском фронте. Я же продолжал их путь к победе — от Старой Руссы, через Дно, Псков, Валгу, Ригу, Вильнюс, Шауляй, Минск, Варшаву, Дрезден, Заган – почти до самого Берлина», — написал Алексей Иванович.

Он награжден медалью «За победу над Германией», орденом Великой Отечественной войны 1 степени, медалью Жукова. Гордился нагрудными знаками «Курсант Златоустовского пулеметного училища» и «Ветеран 5-го Двинского танкового корпуса».

Спасибо, что живой

Алексей Шмаков вернулся с фронта в 22 года. Но выглядел, как живой покойник. Поездка на вагонном буфере в одном кителе не прошла бесследно. Сказались на здоровье и окопы под Заганом. Там Алексей начал кашлять кровью. В санчасти сказали: не подходит климат. Серьезные проблемы с легкими Алексей почувстовал в Белостоке. Но еще со времен обучения в Златоустовском пулеметном училище он усвоил негласное правило: обращаться в санчасть со своими «болячками» — позорно.

В Белостоке ему вместе с молодыми подчиненными было поручено охранять в ночное время миномет «Катюша», тогда еще засекреченный. Если солдаты стояли на часах по очереди, то их командир более суток провел под дождем, промок до костей. Поднялась высокая температура, и Алексея поместили в санчасть. Но он быстро оттуда «выпросился к своим». И потом еще не раз он будет убегать от врачей, только бы не остать от товарищей…

С 1949 года по 1954 годы Алексей Шмаков жил в Кургане. Пять лет провел в госпиталях; из них три года — в «смертной» палате. Перенес несколько сложнейших операций, в том числе, по удалению ребер. Из-за болезни распалась семья: жена не захотела жить с «чахоточным».

«В Кургане меня на работу не принимали, потому что была вторая, нерабочая, группа инвалидности; на учебу тоже не принимали – из-за открытой формы туберкулеза. Но я был молод; мне хотелось жить и работать, хотя падал через каждые 50 метров; рука сохла, — рассказывал Алексей Иванович.- Услышал по радио, что начали целину поднимать. Уехал в деревню к матери».

Алексею удалось устроиться на работу в МТС — техником-строителем и заведующим хозяйством. «Видно, я так истосковался по работе, что был готов работать день и ночь. За два года возвели целый поселок жилых домов, отремонтировали машинно-тракторные мастерские, построили столярный цех, пилораму, конюшни, кирпичный завод и многое другое. А зимой все комбайнеры и трактористы работали у меня на строительстве; рубили дома, с делян возили на тракторах лес, детали домов.

Наступил самый расцвет МТС, директор был мной очень доволен и говорил: «Ты человек – легенда». Я был награжден медалью «За освоение целинных и залежных земель», — сообщает Алексей Иванович в своих записках.

Наладилась и личная жизнь. Находясь в 1953 году в госпитале в г. Камышлове, Алексей познакомился с девушкой, с которой потом переписывался. В 1955 году сделал ей предложение, Раиса согласилась. Девятого августа 1956 года у супругов родился сын Олег, через год на свет появилась дочь Лариса.

«Теперь мы счастливы, у нас семья, — радуется Алексей Иванович. И признается: «Болезнь порой одолевала. Но меня воодушевляли семья и моя молодость. И корову держал, и сено косил, и дрова рубил и возил – в деревне без этого прожить невозможно».

«Я жизнь употребил с пользой»

курган новости

Алексей Иванович Шмаков

Где бы ни работал Алексей Иванович, он всегда был в числе передовиков. Его трудолюбие и организаторские способности замечали; продвигали по службе.

В 1963 году был избран председателем Варгашинской межрайонной строительной организации. В этом должности проработал до февраля 1977 года. «Уволился по состоянию здоровья. Не смог больше ездить по объектам, разбросанным по колхозам, — объясняет Алексей Иванович. — Но сразу же приступил к работе в должности начальника ремонтно-строительного управления – здесь не было разъездов по деревням, вся моя работа – в поселке Варгаши. Проработал десять лет и ушел на пенсию».

Трудно подсчитать, сколько построено в Варгашинском районе с участием фронтовика Алексея Шмакова. А чего это стоило ему лично, он говорит в своих воспоминаниях: «Через меня, через мой мозг и сердце, проходили планирование работ, организация и практическое выполнение бригадами производственных заданий. Днем и ночью приходилось думать, где найти, как завезти стройматериалы; как обеспечить все участки строительными механизмами, транспортом. … Наладить собственное производство стройматериалов; обеспечить его кадрами, научить мастеров и рабочих всем строительным профессиям; в установленный срок сдать объекты с хорошим качеством; организовать досуг рабочих – со всем этим мне удавалось успешно справляться. Это с моим-то здоровьем: без 9 ребер, высохшая рука болтается, тянет к земле… Падаю, но встаю и снова иду. Боль в позвоночнике, одышка, из-за перерезанного нерва правого глаза — слезы ручьем. Утираюсь и снова иду… Или падаю в грязь. Но опять встаю.»

За свой труд Алексей Иванович Шмаков награжден орденами Трудового Красного Знамени и Октябрьской Революции, знаками «Ударник пятилетки» и «Отличник соцсоревнования», многими почетными грамотами.

Так что в одном из своих выступлений перед земляками Алексей Иванович имел полное право сказать: «Мы, вернувшиеся с фронта, с пользой употребили дарованную нам жизнь. Не огрубели, не оскудели душой, потому что именно на фронте мы научились ценить доброту, дружеское участие, любовь».

Сегодня самым молодым участникам войны – за 90. В этом возрасте нетрудно что-то и забыть. Но неизгладимый след в их памяти оставили сражения под Москвой и Сталинградом, прорыв блокады Ленинграда и битва на Курской дуге, форсирование Днепра и Вислы, освобождение Праги и штурм Берлина.

Будем помнить и мы.

На фото: г. Белостоке, 1945 год; пос. Варгаши, 1970-е годы. Фото из семейного архива Шмаковых

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *